Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Categories:

О золотоордынских и половецких примесях у древних восточных славян

Оценим возможные вливания халха-монголоидных золотоордынцев Мокринского в кранотипы древних булгар и восточных славян сравнением прямого и косвенного сходства с ними (как было сделано при анализе кранотипии Древнего Египта). Сравним кранотипы (опубликованные в посте о кранотипии древних восточных славян), найдем расстояния Махалонобиса и переведём их во взаимные сходства сравниваемых пар - см. таблицу ниже:

Сходство древних славян с половцами и золотоордынцами

Из второй строки таблицы видно, что исходная (халха-монгольская) золотоордынскость повышена на уровне практически нулевой фоновой (для постфатьяновских популяций) даже у ряда восточно-славянских популяций дозолотоордынских времен, причем, на юге Русской равнины, в целом, повышена сильнее – за исключением северян. Степной юг Русской равнины – это Ойкумена половецких орд, поэтому резонно, определив сходство половецкого кранотипа с халха-монголоидным золотордынским, оценить возможный вклад этой исходной золотоордынскости у популяций, которые соприкасались с половцами на протяжении столетий – первая строка таблицы сходств. Погрешность подобной оценки, как видим, может достигать ±5-6%, что обусловлено «дырявостью» кранотипов как половцев, так и самих исходных золотоордынцев (в меньшей степени). По полным кранотипам можно было бы надеяться на схождение прямой и косвенной оценок в пределах ±3%.

Напомним, что половцы выглядят одним из ответвлений «пра-киргизов», которые, в свою очередь, выглядят одним из енисейских ответвлений пра-скифов Аржана-2. Взаимное сходство кранотипа половцев с обобщенным хакасским почти количественное – 75%, но по сравнению с хакасами у половцев совсем не уплощен симотический отдел: SIA=82о против 93о у хакасов (хотя симотический угол около 93о – это типичное западноевропейское значение) и угол выступания носовых костей европеоидный (М75-1=30.4о), а не монголоидный, как у хакасов (23о). Понятно, что некоторые маркеры кранотипа половцев также несколько смещены в сторону европеоидных значений – хотя бы по той простой причине, что данные половцы оперировали на юге Европы, а не в центре Азии.

Из приведенной таблицы видно, что достоверные превышения прямых оценок исходной (халха-монголоидной) золотоордынскости над косвенными (по половцам) наблюдаются лишь для двух золотоордынских выборок Волжской Булгарии – Ханской Усыпальницы (+10% дополнительного сходства) и Малого Минарета (+11%), причем, в последнем случае само по себе сходство с исходными золотоордынцами относительно невелико – 36%. В обоих случаях добавка собственно монгольских «кровей» не превышает 10-11%, что свидетельствует в пользу чужеродности (т.е. немонгольскости) жён ханов Золотой Орды: всего за три поколения чужеродные жёны разбавили бы исходный халха-монгольский антротип в 8 раз, т.е. примерно до 12-13%, что примерно и наблюдаем.

Обобщенный золотоордынский волжский (ЗОВ) антротип представлен двумя очень близкими кранотипами Селитренного и Водянского городищ. Селитренное городище на месте Сарай-ал-Махрус или Сарай Бату (140 км выше Астрахани, левый берег Волги) – это ставка Батыя. С исходным халха-монгольским антротипом золотордынцев 13-14 вв Мокринского (Зап.Казахстан) антротип этих волжских золотордынцев имеет лишь около 38% взаимного сходства, причем, возможный вклад половецких вливаний составляет 36%, а потому говорить о достоверном вливании собственно исходных золотоордынцев даже в ставке Батыя (!) не приходится.

Очевидно, что собственно монгольских воинов было немного и они, скорее всего, держались особняком в привычных ареалах левобережья Волги, вроде Мокринского, в стороне от столицы Золотой Орды, а тем более в стороне от древнерусских городов, где их, в силу численного преимущества, переплавили/переварили/перековали бы очень быстро. Довольно близко к картине современной России, не правда ли? Основная масса «монголо-татарского» воинства вероятнее всего была представлена половецкими ордами, которые (по многовековой традиции) и организовали разграбление Руси с последующим «монголо-татарским игом», но уже под мудрым руководством/контролем монголов.

Обратим внимание на совпадение прямой и косвенной (по половцам) оценок халха-монгольской золотоордынскости не только для восточных славян, но и для средневековых нордиков Осло и древних евреев (Израиля/Палестины). Очевидно, что дело не в прямых вливаниях именно половецкого антротипа/генотипа, а в присущей левантикам и нордикам частичной псевдо-монголоидности, доставшейся от «палеоевропеоидов». Впрочем, в части нордиков не следует сбрасывать со счетов возможный вклад пра-скифов Аржана 2.

Антротип нордиков является основой западноевропейского антротипа в целом. Различия западноевропейских антротипов обусловлены вливаниями других антротипов, например, исходного восточно-европейского (постфатьяновского или «шнурового»), к которому из рассматриваемых здесь выборок максимально приближаются женские выборки Нижней Студенки (Булгария золотоордынских времен) и вятичей-4, а частично - их мужские выборки и выборки северян и новгородских словен.

Не удивительно, что минимальное сходство с исходным золотордынским антротипом наблюдается для выборок, приближающихся именно к исходно-восточно-европейскому (постфатьяновскому) типу – в лице женских выборок сельского населения Нижней Студенки (около Саратова) золотордынских времен (4%) и вятичей-4 (2%) 12-13вв. Косвенные оценки по половцам (7% и 9%, соответственно) выглядят повышенными из-за того, что взаимное сходство этих восточно-европеоидных женщин (т.е. автохтонок) с половцами происходит не по типичным монголоидным, а по «кавказоидным» чертам, которые присущи в т.ч. и половцам (полумонголоидам). Понятно, что полные кранотипы половцев и женщин Н.Студенки способны прояснить картину сходств намного лучше.

Популяция Нижней Студенки не относится ни к христианам, ни к мусульманам, а по кранотипу сближается с мужской и женской выборкой вятичей 4, антротип которых наиболее сильно отличается от древне-восточно-славянского, обобщенного для 17 популяций, имеющих схожие кранотипы. В первом посте о древних славянах Руси мной было предположено, что вятичи 4, видимо, несут антротип балтов-автохтонов (по женщинам). Мужской антротип Н.Студенки ближе к обобщенному древне-восточно-славянскому (79%) и северянскому (77%), т.е. как и у вятичей 4 женский антротип отдален от обобщенного древне-восточно-славянского и приближен к автохтонному, сближающемуся с постфатьяновским. Определяющее сходство с древнееврейским (70%) у мужчин Н.Студенки хоть и заманчиво в плане соседства с пост-хазарским ареалом, но малодостоверно, т.к. кранотип неполный (22 маркера).

Что касается рассмотренных славянских популяций древней Руси, то ни одна из них не обнаруживает возможных вливаний исходного халха-монгольского золотоордынского антротипа. Можно добавить сравнение прямых и косвенной оценок сходства с монгольским золотоордынским Мокринского для кривичей и ранних радимичей, где также не обнаруживается вливаний этих золотоордынцев:

Сходство...................... ЗОКполов..... ЗОК...... полов
Тверские кривичи...... 21................ 18........... 37
Смоленс. кривичи...... 28................ 28........... 49
Ярославс. кривичи..... 21................ 23........... 37
Костромс. кривичи.... 25................ 29........... 44
Влад.-ряз. кривичи..... 24................ 21........... 42
Ранние радимичи...... 26................. 27........... 45

Относительно высокое взаимное сходство с половецким и повышенное с халха-монгольским золотоордынским антротипами на юге Русской равнины, в Степи, очевидны. Не вызывает вопросов и кажущееся повышенным (в пределах погрешности) сходство с половецким кранотипа смоленских кривичей (49%), поскольку Смоленск во все времена был юго-западными воротами Руси, не говоря уже о временах, когда наиболее вероятной столицей Руси был Новгород (см. пост о кранотипии древних восточных славян). Сходство с половцами максимально для выборки уличей/тиверцев 10-11 вв (59%) и для поздних киевлян 11-13 вв (53%), т.е. по месту.

Однако, исключение составляют северяне 10-12 вв, демонстрирующие лишь около 31% взаимного сходства с половцами. Женский кранотип северян (который должен быть ближе к автохтонному до прихода северян) демонстрирует ещё меньшие сходства: 7% с золотоордынскими монголами Мокринского и 21% с половцами. Северяне, наряду с уличами, были максимально приближены к половецкому ареалу, и относительно низкое сходство северян с половецким антротипом можно объяснить лишь существованием у них какого-то табу на смешивание с этими степняками.

В плане отдаленности антротипов северян от половецкого и монгольского золотоордынского, гипотеза Л.Н.Гумилева о происхождении северян от савиров сомнительна. Потомками савиров считаются чуваши и казанские татары, т.е. булгароиды, которых мы рассмотрели в предыдущем посте. Булгароидность северян (51%) достоверно ниже общей древне-восточнославянской (59%).

Относительно невысокая булгароидность по сравнению с остальными древними восточнославянскими популяциями отвергает и гипотезу В. П. Кобычева о приходе северян из Дунайской Болгарии, поскольку кранотипическая основа дунайских болгар и волжских булгар примерно одинакова и была заложена в Приазовье-Причерноморье населением Великой Болгарии [см. Рыжков, Вестник ДНК-генеалогии, №4, 2013].

Нет оснований и для скифо-сарматского происхождения северян, как предполагал В.Седов, поскольку сходство северян со скифами и поздними сарматами (57%) также одно из минимальных среди древне-восточно-славянских антротипов (см. также пост о славянах Руси).

Поскольку северяне максимально сближаются с северными древнеславянскими антротипами - новгородскими словенами и тверскими кривичами, то более вероятен приход северян из северных пределов славян (из постфатьяновского ареала), т.е., вероятнее всего, в споре о происхождении северян прав был М.Фасмер.

В плане сарматской составляющей древних восточных славян, следует отметить практически количественное сходство с поздними сарматами выборок уличей/тиверцев (78%), западных дреговичей (78%) и обобщенного вятичей-1-3 ( среднее близких кранотипов 1-ой, 2-ой и 3-ей московских групп по Т.И.Алексеевой) - 79%, а также определяющие сходства с поздними сарматами мужчин Нижней Студенки (72%) и Старой Ладоги 11-12 вв (73%). Таким образом, география сарматского вливания в славянский генофонд вряд ли ограничивалась лишь югом Русской равнины, но через ареал западных дреговичей могла проникать вплоть до Польши, Балтики и Новгородщины.

Отметим также, что «нордичность» староладожцев 11-12 вв одна из самых низких среди древних восточно-славянских популяций – 64%, что не идет в сравнение с количественной нордичностью вятичей-5 Старой Рязани (77%), поздних (11-13 вв) Киева (79%) и Чернигова (77%), раннего Переяславля (81%), западных дреговичей (78%) и вятичей-1-3 (79%).

Итак, вклад антротипа монголов Золотой Орды у славянских популяций оценивается как близкий к нулевому, тогда как у большинства этих популяций очевидны заметные вклады антротипов половцев.

Продолжение следует
Subscribe

  • А между тем за океаном

    Развязка близится: наш друг Хоть не валился с моста пьяным, Но брякнул лишнее… И круг Судéй влиятельных и сильных, Дослушав завтра тех и сих, Уж в…

  • Не таким уж и комом

    вышел первый блин день гнева (см. тут https://cts3402.livejournal.com/404534.html), если сабж всё действо просидел, не вставая, и даже…

  • Чермная роза - эмблема печали

    Речь о ностратическом корне KwR, который Андреев в своем бореальном языке поставил под №50, а в моей реконструкции ностратического праязыка он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments