Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Category:

Прямой расчет взаимного сходства популяций в краниометрии-4: ямно-катакомбные культуры

Работы Казарницкого [Казарницкий А.А. Население азово-каспийских степей в эпоху бронзы (антропологический очерк). СПб., 2012. http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/04/978-5-02-038312-8/ и Казарницкий А.А. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ ИССЛЕДОВАННЫХ ЧЕРЕПОВ МАЙКОПСКОЙ, ЯМНОЙ, КАТАКОМБНОЙ, ЛОЛИНСКОЙ И СРУБНОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР ЭПОХИ БРОНЗЫ ЮГА ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/04/978-5-02-038312-8/ ] дают описание индивидуальных черепов мужских и женских выборок череды культур на территории современной Калмыкии: от ямной до срубной.

Согласно археологии, порядок появления этих культур следующий:
- ямная (Ya)
- ямно-катакомбная (YK)
- ранне-катакомбная (RK)
- катакомбная (Ka)
- восточно-манычская катакомбная (VMK)
- лолинская (Lo)
- срубная (Sr)

К сожалению, аналитика Казарницкого опирается, в основном, на (усредненные) абсолютные краниальные меры, а не на расовые (стабильные) указатели/маркеры, а потому, несмотря на всю её кажущуюся изощренность, имеет дело не с расовым анализом, а, в основном, с анализом диетологии череды этих культур, что к генезису людей, несших эти культуры имеет очень малое отношение.

Что показывает расовая кранотипия?

По усредненным/обобщенным кранотипам мы видим следующее:



По обобщенным кранотипам мужчины ямной (Ya) практически не отличаются от мужчин ямно-ранне-катакомбного этапа (YRK) и катакомбной (Ka), т.к. расстояния Махалонобиса, выраженные в расовых разрешениях составляют лишь 0.37 и 0.39, соответственно.

В свою очередь, женщины ямной (fYa) максимально и примерно одинаково (0.55-0.65) сближаются (выделено желтоватым фоном) с:
- своими мужчинами (Ya);
- мужчинами и женщинами ямно-ранне-катакомбной (fYRK и YRK);
- мужчинами и женщинами катакомбной (fKa и Ka);
- мужчинами срубной (Sr) и афанасьевской Урсула (Af)

Вкупе, это должно было бы означать практическое отсутствие инородных пришельцев, как минимум, в череде ямная – ямно-ранне-катакомбная – катакомбная, но мы уже знаем, что один и тот же обобщенный кранотип, может быть составлен огромным числом вариантов пар антиподных предков, а потому полагаться на анализ обобщенных кранотипов при выяснении ГЕНЕЗИСА – пустое дело. По сути, обобщенный/усредненный кранотип популяции – это прогноз на будущее, в котором разнородные составляющие популяции сплавятся в единое и схожее.

Поэтому прийдется сравнивать тонкие структуры выборок этих культур, благо, что Казарницкий дал нам такую возможность, приведя описания индивидуальных черепов, по которым мы можем рассчитать не только индивидуальные расовые кранотипы в аналоговой и «квантованной» форме, но и частоты разных «аллелей» отдельных маркеров этих кранотипов, сравнением которых в парах выборок можно напрямую найти взаимных сходства этих пар:



В этой таблице желтоватым фоном выделены максимальные значения помаркерных сходств, а зелеными – минимальные. Красным фоном выделены значения сходств, не принятые к усреднению по всему кранотипу из-за того, что частоты «аллелей» маркера, как минимум, одной из сравниваемых выборок были рассчитаны ненадежно в силу неудовлетворительной представленности (n<9) этого маркера у данной выборки. Темно-розовым фоном выделены значения сходств по углу выступания носовых костей и указателя надбровья, не принятые к усреднению при сравнении мужских выборок с женскими, поскольку эти два маркера – это, пожалуй, единственные демонстрирующие устойчивый половой диморфизм (оба заметно ниже у женщин), что, впрочем, происходит из того, что клановость женщин древнее мужской, а первым человеческим кланом, вероятнее всего, были гипотетические саниды, характеризуемые минимальными (нулевыми) значениями этих маркеров.

Итак, что уточняет прямой расчет взаимных сходств?

1. Ямно-катакомбная (ΥΚ) и ранне-катакомбная (RK) как в мужской (колонка общего сходства YKRK с суммарным сходством по всем сравниваемым маркерам как 87.7±7%), так и в женской части очень близки друг к другу, а потому могут рассматриваться единым переходным этапом от ямной к катакомбной, т.е. эти выборки целесообразно объединить до ямно-ранне-катакомбной (fYRK и YRK), коей и представлять этот переходный этап, реализуя принцип «не плоди сущностей». Дисперсия сходств ±7% хорошая, хотя и не самая маленькая, что может происходить из-за небольших выборок черепов.

2. Минимальный разброс сходств (на уровне «отлично») обнаруживается при сравнении отлично и хорошо представленных мужских выборок катакомбников и срубников - ±4.8%, при этом усредненное их взаимное сходство количественное – 80.8%, что указывает на количественное наследие срубников от катакомбников.

3. Совершенно очевидно наследование восточно-манычской ветки катакомбников (VMK) катакомбникам Калмыкии (Ka), поскольку взаимное сходство мужчин в этом случае с небольшим разбросом и количественное – 83.6±6% (колонка помаркерных сходств KaVMK).

4. Мужчины и женщины ямной (колонка сходств fmYa), ямно-катакомбной (fmΥΚ) и катакомбной (fmKa) не обнаруживают между собой количественного сходства (т.е. около 80% и более), что указывает на вливание инородцев на позднем этапе ямной, поскольку при вливании на раннем этапе различия бы сгладились для ямной в целой и, тем более, для ямно-ранне-катакомбных этапов. Тут же, мы наблюдаем максимум различий между мужчинами и женщинами на переходном, ямно-ранне-катакомбном этапе – 65.7±10.2%, тогда как у катакомбников различия между мужчинами и женщинами сглаживаются до приближающегося к количественному сходства – 75.5±9.4%.

5. Женщины ямной и ямно-ранне-катакомбного этапа хоть и квалифицируются в одну расу, но количественно не схожи – 72±10.1% взаимного сходства (колонка fYRKfYa), как количественно не схожи ямницы (fYa) с мужчинами ямно-катакомбного этапа (ΥΚ) - 70.3±9.3% (колонка fYaYK).

6. Нет количественного сходства и между мужчинами ямной и ямно-катакомбного этапа (YKYa = 71.9±9.6%), ямной и ранне-катакомбного этапа (YaRK = 71.5±11.7%), ямно-катакомбников и ранне-катакомбников с катакомбниками – YKKa = 70.7±10.3% и RKKa = 72±11.3%, но сходство приближается к количественному для ямников и катакомбников – 76±7.7%, причем, с небольшим разбросом.

Последние три вывода - самые важные, поскольку они вкупе указывают на момент прихода инородцев не в начале ямной или катакомбной, а на стадии перехода от ямной к катакомбной. Проанализируем изменения частот «аллелей» в маркерах кранотипов мужчин ямников, ямно-ранне-катакомбников и катакомбников:



По обобщенному кранотипу мужчины ямники заметно отличаются от ямно-ранне-катакомбников лишь в 2-х маркерах (отмеченных розоватым фоном у ямно-ранне-катакомбников) – верхнелицевом (М48/М45) и «мордатости» (F/R), тогда как таблица взаимных сходств в различных маркерах указывает на целый ряд маркеров, в которых сходство заметно ниже среднего между ямниками и ямно- и ранне-катакомбниками. Если посмотреть на изменение частот «аллелей» этих маркеров, т.е. на изменение их «спектров», то несложно увидеть, что на ямно-ранне-катакомбной стадии произошло едва заметное вливание палео-европеоидов (низко-, широко-лицых, коротко-глазых, узко-носых и др.), а в катакомбной – заметно большее вливание нео-европеоидов. Вливание неоевропеоидов особенно заметно при сравнении не только «спектров» ямников и катакомбников, но даже и обобщенных кранотипов, где отмечается заметный дрейф к нео-европеоидности в 6-ти маркерах из 21-го (эти значения маркеров отмечены зеленоватым фоном у катакомбников).

Действительно, по формуле амальгамы переход от ямной к ямно-ранне-катакомбной хорошо поддерживается мизерным (5%) вливанием кранотипа типичных представителей ямочно-гребенчатой культуры в лице мужчин Сахтыша-2 времен льяловской культуры, равно как и примерно таким же вливанием кранотипа обобщенного палео-предка Русской равнины 1RP:

YRK, ямно-ранне-катакомбная, муж. (28) = 95±8.3% ямная / 5% S2L; 94±9% ямная / 6% 1RP

Переход от ямно-ранне-катакомбного этапа к катакомбной по формуле амальгамы хорошо выражается через добавку кранотипа нео-предков – катакомбной (2Ка) и обобщенного для Русской равнины (2RP):

Катакомбная (19) = 90±10.5% YRK / 10% 2Ka; 92±8.4% YRK / 8% 2RP


Кранотипы обобщенных антиподных палео- и нео- предков определены мной самыми маргинальными значениями маркеров обобщенных кранотипов популяций/выборок с территории Русской равнины от мезолита до времен бронзы включительно.

Эти предки, в частности, хорошо и неплохо и в примерно равных пропорциях выражают по формуле амальгамы обобщенные кранотипы указанных культур бронзы:

Майкопская, муж. (19) = 44±13.3% 1RP / 56% 2RP

Ya/ fYa, ямная Калмыкии, муж./жен. (28) = 51±10.2% 1RP / 49% 2RP / (28) = 49±9.8% 1RP / 51% 2RP

YRK / fYRK, ямно-ранне-катакомбная, муж./жен. (28) = 52±11.5% 1RP / 48% 2RP / (28) = 50±12.7% 1RP / 50% 2RP

Кa/fКa, катакомбная Калмыкии, муж./жен. (19) = 49±8.4% 1RP / 51% 2RP / (19) = 45.5±9.2% 1RP / 54.5% 2RP

VMK /fVMK, вост.-маныч. катакомбная Калмыкии, муж./жен. (19) = 49±9.7% 1RP / 51% 2RP / (19) = 48±11.7% 1RP / 52% 2RP

Sr/fSr, срубная, муж. (19) = 48±7.3% 1RP / 52% 2RP / (19) = 48±11.1% 1RP / 52% 2RP

Через этих гипотетических палео- и нео-предков Русской равнины хорошо и неплохо выражаются и кранотипы мезолитических людей Южного Оленьего острова, Звейниек, Васильевки, Вовниг:

ЮОО, мезолит, муж./жен. (19) = 64%±11.7% 1RP / 36% 2RP / (18) = 53%±20.7% 1RP / 47% 2RP

Звейниеки, мезолит, муж./жен. (18) = 56%±7.7% 1RP / 44% 2RP / (18) = 58%±12.6% 1RP / 42% 2RP

Васильевка, мезолит, муж./жен. (18) = 58%±11.8% 1RP / 42% 2RP / (14) = 45%±14.5% 1RP / 55% 2RP

Вовниги, мезолит, муж./жен. (18) = 57%±9.3% 1RP / 43% 2RP / (18) = 51%±16.7% 1RP / 49% 2RP

Как видим, и в бронзе,и в мезолите на Русской равнине женские кранотипы смещены к нео-предку по сравнению с мужскими, и лишь в Прибалтике, в Звейниеках женщины даже чуть-чуть более палео-европеоидны, чем мужчины, что указывает на мезолит днепро-донецкого бассейна как источник нео-европеоидности, т.е. кланы R1a1+ в паре с мито-Н,V (начиная от мт-R0) для Русской равнины, а на Прибалтику – как на основной источник палео-европеоидности, т.е. кланы I/I2+ в паре с мт-U2,4,5.


Что имеем по ископаемой ДНК в культурах бронзы юга Русской равнины?

В ямной – тотальное засилие линий клана R1b1a2+ в парах с мито-линиями, во многом исходно не соответствующими этому клану.

В хвалынской культуре, предшествующей и предковой по отношению к ямной, согласно данным Mathieson 2015 у мужчин (Самара, 6.7-6 тлн) обнаружены:
- R1b1-M415 в паре с мт- H2a1, которая более соответствует клану R1a1+;
- R1a1-M459 в паре с мт-U5a1i, исходно спариваемой с кланом I/I2+;
- Q1a-F2676 в паре с мт-U4a2 или U4d, исходно спариваемой с кланом I/I2+.

Q1a-F2676 – это, скорее всего, остаток от мезолитического прохода пра-эскимосов из Индии/ Западной Азии через Кавказ и Русскую равнину на север и далее в Восточную Сибирь и далее – как я предполагал по короткой кранотипии в [Вестник ДНК-генеалогии, №12, 2012]. R1a1 - автохтоны Русской равнины как минимум со времен мезолита Южного Оленьего озера (7.5 тлн), а исходно – от днепро-донецкого мезолита.

Линия R1b1-M415 может отмечать примесь предковой у первых пришельцев клана R1b1a2+, т.е. можно предположить, что вторжение последних могло начаться уже, по-крайней мере, к концу хвалынской культуры, т.е. около 6 тлн, и это вторжение было с дефицитом собственных женщин.

Собственно для ямно-катакомбников пока известен лишь один случай (Ulan IV, kurgan 4, grave 8 [RISE552]) ископаемой Y-хромосомы – это I2a2a1b1b-L699 (в паре с «чужой» мт-T2a1a), т.е. как раз линия палео-европеоидов ямочно-гребенчатой культуры. Экспансия L699 оценивается около 7.7 тлн, а предкового I2a2a1b1-L701 - около 10 тлн, т.е. задолго до хвалынской и ямной. Наиболее вероятное спаривание этих кланов – с мито-U2,4,5, которые в мезолите проникают на Русскую равнину с запада - из Прибалтики.

К ямно-катакомбному этапу можно отнести и случай ископаемой R1a1a1b2a-Z94 (в паре с U5a1c), относимый к граничащему с полтавкинской культурой (I0432/SVP 42, Poltavka outlier, Potapovka I, Sok River, Samara, 4.9-4.5 тлн). Полтавкинская считается производной от ямной и порождающей срубную и родственную ей потаповскую (часто объединяемую с синташтинской). В полтавкинской, как и в ямной, превалируют линии клана R1b1a2+, а в потаповской есть даже линия клана Р1-P284, обнаруживаемая также в шнуровой (Венгрии), причем, в паре с мт-С1 (отметившимися в мезолите у южнооленеостровцев). В синташтинской же обнаружены (пра-арийские) R1a1a1b2a-Z94+ (Ζ2123 и Ζ2124).

Ископаемые Y-хромосомные линии катакомбников пока не определены, но для них известно 24 ископаемых мито-ДНК, включая:
9 U, 1 U5a и 1 U/K, которые мы можем уверенно отнести на палео-субстрат в виде кланов I\I2+, а в дальнейшем – на кланы R1a1+ и R1b1a2, на которые относятся и 7 мт-H. Также, мито-ДНК катакомбников включает переднеазиатские/кавказские мито линии в лице двух мт-J1 и одной мт-J, и одной мт-I.

Кроме того, у катакомбников найдены две мт-R1, которые могут объяснить сходство кранотипов южно-туркменского Джейтуна около 8 тлн с катакомбным и исходно-восточно-европейским в лице русских Ярославской губернии стыка 19-20 вв, поскольку линии мт-R1* чаще всего встречаются у курдов и туркмен (9%), а производные от них мт-R1a встречаются у брахминов Уттар Прадеша Индии и адыгейцев, тогда как нижняя ветвь мт-R1a1 - у адыгейцев и кабардинцев, а также у русских и поляков. Таким образом, мито-линии R1 вероятнее всего следует относить на не только на кланы R1a-Z93+, но и R1a(xZ93), т.е. на счет предка этих двух ветвей.

У срубников, количественно схожих с катакомбниками, пока что обнаружены ископаемые линии лишь исключительно R1a1+ в лице R1a1-M459, R1a1a-L168 и нескольких R1a1a1b2-Z93+.

Отсюда получается, что добавка нео-европеоидности в катакомбной наиболее вероятно могла произойти за счет кланов (пра-ариев) R1a1a1b-Z93+, причем, к уже существовавшей предковой R1a1+. Главный вопрос заключается в природе этой «пра-арийской» ветви – ответвление от R1a-Z645 на юге Русской равнины или где-то ещё, например, на Венгерской равнине (распад Бадена/Пецеля как раз до катакомбной) или на востоке Анатолии?

Наибольшие сходства (причем, с наименьшими разбросами) мужчин афанасьевцев с катакомбниками и производными от них восточно-манычскими катакомбниками и срубниками в противовес наименьшим сходствам афанасьевцев с ямно-катакомбниками, ранне-катакомбниками и ямниками говорят в пользу одинаковой клановой принадлежности афанасьевцев и катакомбников со срубниками. У тохар, которых часто производят от афанасьевцев, обнаружены лишь линии клана R1a1a1(xZ93), т.е. без или до праариев/ариев R1a1a1b-Z93+.

Если афанасьевцы действительно предки тохар, а равно если у них также обнаружатся лишь предковые R1a1a1(xZ93), то тогда наиболее вероятной возможностью для афанасьевцев остается происхождение от древнеямников (Запорожья), которые ещё не были расколоты инвазией клана R1b1a2 и вероятнее всего исходно принадлежали к кланам R1a1a+ до Z645 включительно. Вторжение из Западной Азии немногочисленного клана R1b1a2+ (через Кавказ) разрезало древнеямников R1a1a1-Z645 на две основные части R1a1a1(xZ93) и R1a1a1b-Z93. Причем, на восток в лице предков пра-тохар ушла не только (пра)арийская ветвь, но и часть предковой в виде R1a1a1(xZ93).

Обратим внимание на низкий уровень взаимного сходства мужчин и женщин афанасьевцев (Урсула) – лишь 58.5±12.4%, что явно за пределами одной расы (и по обобщенным кранотипам расстояние между мужчинами и женщинами Урсула больше одной расовой единицы – 1.11) и свидетельствует в пользу дальней миграции, сопровождавшейся большими потерями собственных женщин.

А как же Лола?

К сожалению женская выборка черепов лолинской культуры (4.2-3.8 тлн) неудовлетворительная и анализировать её связи пока не имеет смысла. Что касается мужчин лолинской культуры, то, несмотря на сходство усредненных кранотипов, детальный анализ частот «алеллей» маркеров кранотипов не оставляет лолинцам места среди близких родственников ямников, ямно-катакомбников, катакомбников, срубников и афанасьевцев – взаимное сходство с перечисленными не достигает и квалификационного уровня (в две трети).

Можно предположить, что у лолинцев могли превалировать кавказские кланы J1+, J2+ и G2a+, а субстрат (в лице женщин) был от восточно-манычских катакомбников. Сменившие Лолу срубники, выбив мужские линии лолинской культуры, отыграли антропологическую/генетическую ситуацию назад – к катакомбным показателям и даже дальше, ещё больше сблизившись с нео-предковым антротипом.

Продолжение следует
Tags: r1a, r1b, кранотипия по стабильным маркерам, прямой расчет сходства популяций в крани, ямники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments