Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Category:

Введение в кранотипию бронзы-3. Доафанасьевский кранотипический и мито-ДНК субстрат Сибири

Объясню причину, по которой я начал рассматривать бронзу с афанасьевской культуры. Считается, что афанасьевская происходит от ямной, но на сегодняшний момент прямых указаний на кланы, ответственные за появление этой культуры, нет, т.к. ни один из образцов древней ДНК афанасьевцев не дал результатов по гаплогруппе Y-хромосомы: в костных остатках 4-х афанасьевок (5.3-4.5 тлн) обнаружены лишь западно-евразийские мито-линии (U5a1a1,T2c1a2 и две J2a2a), а в Каменной Пещере (Горный Алтай, 5.5 тлн), чуть предшествовавшей афанасьевской культуре, у женщины была монголоидная мт-А4. К возможным потомкам афанасьевцев разные школы археологов относят разные последующие культуры, в т.ч. не только окуневцев и карасукцев, у последних клановую основу составляли линии R1a-Z93+, но и тохар (?) Тарима, у которых клановая основа иная - R1a-M198(xZ93). У ямников, кроме R1b1a2+ (в основном, R1b1a2a2) и R1b1a +, других линий пока не обнаружено, хотя изначально предполагаются линии R1a1a+. При этом мито-состав всех перечисленных культур имеет близкие с афанасьевской компоненты.

В предыдущем посте было показано, что обобщенный кранотип афанасьевцев на самом деле ближе к кранотипам катакомбников (РМ=0.55-0.63) и срубников (0.74), а не ямников (1.08). В том посте и в предыдущих работах было показано, что один и тот же обобщенный кранотип несплавленной до конца популяции может быть составлен кранотипами антиподных предков, значения маркеров которых по отношению к значениям маркеров обобщенного кранотипа могут отстоять на какие-угодно расстояния при огромном числе возможных вариантов сочетаний этих значений, и лишь восстанавливаемые предковые кранотипы способны указать на антротипы субстрата и пришельцев.

Таким образом, задача кранотипии состоит в нахождении наиболее близкового к пришельцам, создавшим афанасьевскую культуры, кранотипического аналога, для которого известна клановая основа.
На примере кранотипа елунинцев мы получили одну подсказку о том, что пришельцами в афанасьевской культуре могли быть люди «нео» (горно-лесного) типа, кранотип которых в общих чертах схож с таковым у шнуровиков Германии, что намекает на преимущественное участие в этом приходе кланов R1a1a1+. В таком случае, автохтонами или субстратом для афанасьевцев выглядит «палео» (равнинно-прибрежная) компонента. Посмотрим на кранотипы основных культур неолита, энеолита и бронзы около Саян и Алтая – табл.3.1:



Эти кранотипы в большинстве своем определены по мерам Чикишевой [Т.А.Чикишева. Динамика антропологической дифференциации населения юга Западной Сибири в эпохи неолита - раннего железа. Новосибирск, 2012], для эскимосов Гренландии использованы меры индивидуальных черепов из коллекции Хауэллса, для окуневцев Аймырлыга – по мерам Гохмана.

Ареал культур Прибайкалья (Ангара) – это восточные пределы по отношению к афанасьевской культуре.

На самом раннем, китойском, этапе (8-7 тлн) мужской и женский кранотипы неолита Прибайкалья схожи друг с другом и отличаются лишь в пределах погрешности (~0.6) http://cts3402.livejournal.com/7566.html , что, вероятнее всего, связано не столько с мизерными смещениями маркеров в мужском кранотипе из-за мизерных вливаний неолитчиков, сколько с более слабой представленностью выборки женских черепов: 9 против 18-ти мужских. Согласно Mooder 2006, из 10-ти ископаемых митоДНК китойского этапа Ангары (Иркутск, Локомотив) 8-мь представляют восточно-азиатские гаплогруппы А (2), С, D (2), F (2) и G2a и лишь две линии мт-U5a относятся на западно-евразийские, причем, изначально, в эпипалеолите и мезолите, вероятнее всего - на счет палео-европеоидов клана y-I/I2, но далее возможен перехват этих линий кланами y-R1a1 – как мы видим по ископаемым ДНК людей Южного Оленьего Острова (ЮОО, 7.5-7 тлн). В результате, мы и видим у китойцев Ангары близкие мужской и женский кранотипы с количественной бореально-монголоидной основой.

На серовском этапе (5.5-4.5 тлн), при примерно той же представленности черепами, мужской и женский кранотипы Ангары «разбегаются» уже намного сильнее - до 1.46, при этом, женский серовского этапа заметно смещен относительно женского китойского этапа к нео-предковому, что говорит об антротипе пришельцев в промежутке между этими этапами как преимущественно нео-типа. По формуле амальгамы мужской кранотип серовского этапа количественно и неплохо выражается через мужской китойский или обобщенный (мужской+женский) китойский за счет 20% добавки дальне-предковой нео-компоненты Западной Сибири (2NSb в табл.3.1), но чуть лучше - через 18% добавку дальнего неопредка афанасьевцев Урсула (2AfUr):

Серовский этап Ангары, м., 15 (18) = 82±15.7% китойский этап Ангары (м) / 18% 2AfUr;
80±16% китойский этап Ангары (м+ж) / 20% 2NSb, 80±16.3% китойский этап Ангары (м) / 20% 2NSb

Серовский этап Ангары примерно синхронен афанасьевской к. Алтая и Саян, а по кранотипам серовцев мы видим, что переход от китойского этапа к серовскому наиболее вероятно был обусловлен минорным (18%) вливанием афанасьевского нео-предка. Как мы видели в предыдущем посте, этот нео-предок мог количественно (80%) определять кранотип елунинцев, в останках трёх младенцев которых обнаружена восточно-азиатская мито-А, т.е. субстрат и для елунинцев (равнинный Алтай) был монголоидный, а европеоидность принесена нео-компонентой.

На глазковском этапе (4.5-4 тлн) мужской и женский кранотипы Ангары ещё чуть отдаляются друг от друга – 1.54, при этом мужские серовского и глазковского этапов различаются незначительно – 0.59, т.е. в пределах погрешности, а по формуле амальгамы переход от серовского к глазковскому у мужчин хорошо выражается через 6% добавку кранотипа китойского этапа:

Глазковский этап Ангары, м., 15 (18) = 94±7.9% серовский этап Ангары (м) / 6% китойский э. Ангары (м)

Т.е. к глазковскому этапу приток европеоидов в Прибайкалье закончился, и монголоидный антротип, характерный для раннего, китойского, этапа, начал свою Реконкисту. Как говорится, сделали своё дело – передали новые технологии, и, давай, до свидания! И сея пучина поглотила ея: монголоиды периферии Прибайкалья были вовлечены в культурный рост.

Итак, к востоку от ареала будущих афанасьевцев мы изначально видим монголоидов, к которым на промежуточном этапе добавляется до 20% нео-предкового антротипа, но на заключительном этапе, синхронном окончанию и афанасьевской культуры, уже заметен отыгрыш жизненного пространства монголоидным антротипом начального (китойского) этапа.

Понятный вывод отсюда - следующий: в Восточной Сибири, а равно и в Синьцзяне, около 8-7 тлн и ранее явно не наблюдается источника кланов R1a1+ и/или R1b1+ (исходно нео-типа). Эти кланы появляются в Прибайкалье с запада, как минимум с Алтая-Саян.

Ангарские кранотипы в общих чертах схожи с кранотипами Западной Сибири доафанасьевских времен, в частности, расстояния между мужскими серовского этапа Ангары и неолита Западной Сибири составляет 1.12, что, с учетом лишь удовлетворительной представленности выборок черепов (15 и 20, соответственно), довольно близко.

Неолит Канской лесостепи (6-5 тлн, по мерам Чикишевой) представлен едва ли удовлетворительно (8 мужских черепов), но его кранотип важен тем, что дает представление о значениях ряда маркеров у палео-предковых кранотипов Сибири. Это низко/широко-лицый, мезогнантный (М40/М5 ≈ 100) морфотип с сильным уплощением назомалярного отдела. С другой стороны, несколько увеличенные относительные ширины орбит и носа, а также увеличенный угол выступания носовых костей (26 град.) отмечают вливания и неотипа.

Отмечу практическое совпадение кранотипов неолита Западной Сибири в целом и кузнецко-алтайской к. (по Солонцам-5, Усть-Ише и Кузнецкая котловина – кранотип не приведен в табл.3.1): расстояние Махалонобиса между этими кранотипами составляет лишь 0.37, что ниже погрешности его определения. Можно спекулировать о примерной идентичности пред-афанасьевских палео-антротипов на юге Западной Сибири, включая Алтай и Шорию.

По аналогии с метаморфозами ангарских кранотипов, ещё интереснее рассмотреть изменения кранотипов Барабинской лесостепи (Западная Сибирь): от усть-тартасской к. (6-5 тлн) к одиновской (5-4.5 тлн) и далее к кротовской (4.5-4 тлн) и поздне-кротовской (4-3.5 тлн).

Уже навскидку по различию мужского и женского кранотипов Сопки 2/3 видно, что субстрат усть-тартасской культуры (6-5 тлн) был монголоидный, по кранотипу в целом схожий с неолитом Канской лесостепи, тогда как пришельцы, определяемые мужским кранотипом усть-тартасцев – это опять люди нео-(горно-лесного) типа. У усть-тартасцев Сопки 2/3 расстояние Махалонобиса между мужским и женским кранотипом ещё больше, чем у серовцев/глазковцев Ангары – 1.93, что указывает на большее вливание нео-предкового кранотипа, а стало быть на бóльшую близость к его источнику, таким образом тяготеющим к западу, юго-западу или югу от Прииртышья. Различие между мужским (более близким к пришельцам) и женским (ближе к автохтонам) усть-тартасцев Сопки 2/3 по формуле амальгамы неплохо выражается 22% добавкой кранотипа дальнего нео-предка афанасьевцев:

Усть-тартасская к., Сопка 2/3 (муж.), 32 черепа (39) = 78±17.2% усть-тартас. Сопка 2/3 (ж.) / 22% 2AfUr

Расстояние между мужским и женским кранотипами одиновской к. (5-4.5 тлн) сокращается до 1.16, при этом мужские кранотипы усть-тартасской и одиновской отстоят друг от друга на меньшее расстояние – 0.97, причем, различие значительно в 3-х маркерах (М43-1/М45, M40/M5 и М68-1/М%), изменение которых указывает на сдвиг у одиновцев в сторону сибирской палео-компоненты, т.е. к возврату к исходному облику:
монголоидные автохтоны отыгрывают часть «пространства».

Согласно [Molodin 2012 ], мито-ДНК усть-тартаской к. (Сопка 2/3, 6-5 тлн) кроме 11-ти монголоидных мито-линий (D, 4 C, 2 A10*, 4 Z) обнаруживает 6-ть (35%) западно-евразийских (3 U2e, 2 U5a1 и одну U4), которые, будучи палеоевропейскими изначально, могли отмечать продвижение кланов y-R1a1+, поскольку все эти мито-линии U обнаружены у людей ЮОО (7.5-7 тлн) и близкого к ним по времени и месту Попово (2 U4, около 7 тлн). У трёх людей позднего этапа (4.1-4 тлн) одиновской культуры обнаружены лишь монголоидные линии (А10а и две А10*). У кротовца Sopka-2/4b [Krb10] обнаружена монголоидная мт-А10*, связывающая всю череду культур Сопки-2, как минимум от 6 тысяч лет назад.

Переход от мужского одиновской к мужскому кротовской (4.5-4 тлн) наиболее вероятно выглядит как новое вливание дальне-предкового нео-типа, более схожего с афанасьевским, нежели с андроновским (по Фирсово-14 - 2AnFir) или кранотипом елунинцев:

Кротовская (муж.), 4.5-4 тлн, 33 (39) = 86±15.1% одиновская (муж.) / 14% 2AfUr,
85±16.5% одиновская (муж.) / 15% 2AnFir; (30) = 80±18.5% одиновская (муж.) / 20% елунинская

Похоже не на вливание андроновцев (которые могли появиться лишь к концу этого этапа кротовской к.), а на вливание кланов, составивших в том числе и нео-компоненту афанасьевцев.

Нетрудно догадаться, что по «закону качелей» переход от кротовской к поздне-кротовской предполагает возвратное движение в сторону монголоидного антротипа – так и выглядит, причем, в данном случае вероятнее всего по типу монголоидного палеопредка неолита Западной Сибири 1NSb:

Поздне-кротовская (муж.), 4-3.5 тлн, 17 (38) = 86±16% кротовская (муж.) / 14% 1NSb

Нужно ли уточнять, что мужской позднекротовский кранотип очень близок (РМ=0.79 по 22-м общим маркерам) к мужскому томских татар Астраханцево 14-го века? При этом существенные различия наблюдаются лишь в двух маркерах (DC/M45, M11/M45) из 22-х, и, если эти маркеры не рассматривать (т.е. отнести на случайный сдвиг при экспансии генотипа/кранотипа от единичных носителей), то расстояние Махалонобиса уменьшится до 0.57, т.е. сравнимого с погрешностью. Отмечу, что комплекс маркеров нижней челюсти для томских татар Астраханцево пока не доступен (кроме относительной мышелковой ширины, М65/М45), поэтому расстояние между позднекротовским и томско-татарским с включением этого комплекса может как сократиться (если и остальные маркеры, как и М65/М45, имеют близкие значения), так и увеличиться.

Видимо, такова судьба всех кочевников всех мастей: быстро осваивая чужие пределы, они в этой гонке за снятием сливок не успевают построить устойчивого сообщества и оказываются в конце-концов поглощенными или даже замещенными автохтонами, которых, казалось бы, совсем недавно вытеснили на окраину, в небытие. Скрипач, отдавший скрипку, не нужен. «Были кочевники-европеоиды, не спорим, но самоликвидировались: ан, европеоидов-то уже и нету».

Выявленные мной антиподные дальне-предковые кранотипы выборки неолита Западной Сибири 1NSb и 2NSb определяют по формуле амальгамы не только саму эту выборку и её антиподные ближне-предковые морфотипы (по 4 черепа в каждом), но и выглядят участниками в кранотипах окуневской культуры:

Окуневцы Аймырглыга, 4 (15) = 75±15.5% 2NSb / 25% 1NSb; (14) = 79±22% 2Esk / 21% 1Esk

Окуневцы Аймырлыга (Тува), которых Козинцев с давних пор сближает с америндами и степными скифами, а я с 2012-го – с эскимоидами, по формуле амальгамы лучше (±15.5%) выражаются через дальне-предковые кранотипы суммы неолита Западной Сибири (по мерам Чикишевой), и лишь на грани удовлетворительности - через дальних предков эскимосов Гренландии (±22%). С другой стороны, неудовлетворительная представленность аймырлыжцев всего 4-мя черепами, в принципе, не позволяет делать какие-то диагностические выводы.

Удовлетворительно представленная суммарная серия окуневцев с одинаковой точностью выражается через дальних предков как неолита юга Западной Сибири, так и эскимосов (Гренландии), при этом, пропорции этих предков инвертированы, что указывает на их нетождественность друг другу и лишний раз – на большое число возможных вариантов представления обобщенных кранотипов популяций разными парами антиподных предков:

Окуневцы, суммарная, 15 (15) = 59±17.8% 1NSb / 41% 2NSb; (14) = 63±17.9% 2Esk / 37% 1Esk

Лишь включение в анализ кранотипов индивидуальных черепов окуневцев может прояснить вопрос о большей вероятности того или иного варианта предков.

Каким образом академической краниологии удаётся делать прогностические и диагностические выводы на основе анализа неконтролируемой смеси абсолютных мер, нерасовых (нестабильных) и расовых маркеров – для меня загадка.

И аймырлыжцы, и суммарная серия окуневцев в большей мере определяются нео-предком эскимосов, что предполагает в качестве основы кланы y-Q1a, как я предполагал и по коротким кранотипам [Рыжков, Вестник ДНК-генеалогии, в.12, 2012]. Согласно Allentoft 2015, у двух женщин окуневской к. (RISE515 и 516, 4.34-4.04 тлн) были мито-линии A8a и H6a1b (предполагается спаривание с R1a1a+). В останках трёх младенцев с поселения елунинской культуры Березовая Лука в Алейском районе Алтайского края (первая половина II тыс. до н. э.) обнаружена мито-гаплогруппа A.

Y-хромосомные линии окуневцев пока не известны, но в останках карасукцев, кроме R1a-Z93+ (R1a1a1b2a2a-Z2123+ Y934+ YP520+) также обнаружена и y-Q1a+ (в паре с мито-C4a1c). Кроме того, в Монгольском Алтае андроновского периода, Tsagaan Asga (около 3.4 тлн) ископаемые Υ-хромосомные линии поделились поровну – по три R1a1a1b2-Z93 и Q1a2a1-L54, к ним можно добавить ещё по одной R1a-Z93 и Q1a-M242, а также одну линию С-М130 из 5-ти образцов близкого Takhilgat Uzuu. При этом 12-ть мито-линий дали 6-ть западноевразийских (Т1а, U4, H7e*, H1b, R1b1*, H/U) и 6-ть восточно-евразийских линий (А, D5a2, две D, D2 и C4a1), что предполагает смесь европеоидов и монголоидов примерно как 50 на 50.

Также ещё раз отмечу, что кранотип елунинцев лучше выражается через добавку дальне-предкового кранотипа палео-типа именно эскимосов, а не афанасьевцев:

Елунинцы, 12 (22 маркера) = 80±16.1% 2Afur / 20% 1Esk; (30 маркеров) =70±21.9% 2AfUr /30% 1AfUr

Таким образом, можно заключить, что эскимоидные антротипы существовали и в Сибири времён бронзы, как отчасти они существуют и в современной Сибири (в т.ч. и кроме чукчей), что не говорит в пользу прямых связей сибирских антротипов с америндскими, но лишь фиксирует некие параллели в их формировании.

Обратим внимание на предполагаемые кранотипы дальних предков среднеазиатского Бустона-6 (бронза): там примерно те же компоненты, что и на юге Западной Сибири. Женский кранотип Бустона-6 сильнее смещен к нео-типу, что указывает на автохтонность в Узбекистане этого этапа бронзы именно нео-типа и на возвращение (?) монголоидов. В целом, же палео-тип Бустона выглядит сильно прогнантным – как и (полумонголоидные) пришельцы кельтеминарской к. и палео-предок (автохтон) афанасьевской культуры, что для антиподного нео-предка оставляет лишь гипо-ортогнантность, а, стало быть, наиболее вероятно, и переднеазиатское происхождение, что я предполагал и по коротким кранотипам, где неопредок по кранотипу был ближе к шумерам Киша аккадского периода, а не к Пецелю или Волошскому.

Продолжение следует
Tags: афанасьевцы, кранотипия по стабильным маркерам, палеокраниометрия, ямники
Subscribe

  • Место у столика

    Нарциссов я определил как продукт родителей дуалов, плутая ещё в дебрях соционики. Переопределив дуалов в рамках психофототипии как пары суперэго,…

  • Страна «оленья»

    - это Европа, где ευρύς (эврис)-широкий и όψις (опсис)-глаз, т.е. «широкоглазая» ака интровертная. Почему древние греки (ахейцы?) противопоставляли…

  • Полутакая

    - это младшая дочь хомо Куомо, всё ещё губернатора Нью-Йорка, так себя нынче определяет. В начальной (!) школе она считала себя лесбиянкой, в средней…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments