Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Category:

Введение в кранотипию бронзы-2. Смешивание дальне-предковых кранотипов

Проверим гипотетические антиподные дальне-предковые кранотипы афанасьевцев (мужские 1AfUr и 2AfUr, и женские 1fAfUr и 2fAfUr) по формуле амальгамы: если они действительно предковые, то их смешивание (амальгамирование) должно с приемлемой погрешностью породить не только обобщенные кранотипы мужской (AfanUrs21) и женской (fAfanUrs20) выборок, но и кранотипы ближайших предков (1AfUr4 и 2AfUr4, 1fAfUr3 и 2fAfUr3) и кранотип группы смешивания у мужской выборки mxAfUr13:

мужская:

AfanUrs21 (по 39-ти маркерам) = 49.6±9.9% 1AfUr / 50.4% 2AfUr и mxAfUr13 (39) = 47±18% 1AfUr / 53% 2AfUr

1AfUr4 (39) = 70±17% 1AfUr / 30% 2AfUr и 2AfUr4 (39) = 33±17.5% 1AfUr / 67% 2AfUr

женская:

fAfanUrs20 (39) = 50±7% 1fAfUr / 30% 2fAfUr

1fAfUr3 (39) = 73±19.5% 1fAfUr / 27% 2fAfUr и 2fAfUr3 (39) = 39±16.7% 1fAfUr / 61% 2fAfUr

Видим, что, несмотря на малую представленность ближне-предковых кластеров (по 3-4 черепа), гипотетические дальнепредковые кранотипы неплохо и удовлетворительно определяют реальные кранотипы этих ближне-предковых кластеров – в среднем, как "приплавление" до одной трети антиподного кранотипа. Т.е. видим, что у выборки афанасьевцев Урсула сплавление двух антиподных компонент ещё только началось.

Понятно, что если рассматривать всю выборку урсульских черепов без полового разбиения, то есть с перспективой хотя бы качественного (т.е. на две трети) сплавления через определенное число поколений, то предковые кранотипы можно оценить усреднением соответствующих мужских и женских кранотипов. В итоге, по формуле амальгамы получим для такого обобщенного женско-мужского кранотипа следующее выражение через обобщенных дальних предков :

AfanUrs41 (39) = 54±14.2% 1(+f)AfUr / 46% 2(+f)AfUr

Таким образом, видим, что дальне-предковые кранотипы действительно неплохо отражают кранотипы предков ДО СМЕШИВАНИЯ, что позволяет нам по известным кранотипам других популяций искать кандидатов на эти предковые кранотипы афанасьевцев и, таким образом, установить наиболее вероятных предков афанасьевцев.

Тогда как, при моем раннем подходе, как я и указывал в [Рыжков, Вестник ДНК-генеалогии, т.5, в.8, 2012, http://aklyosov.home.comcast.net/~aklyosov/5_8_2012.pdf ], существовала огромная неопределенность дальнепредковых кранотипов: маркеры таких кранотипов могли отстоять от «зеркала» значений кранотипа исследуемой популяции на любые возможные расстояния во всех возможных (практически бесконечных) комбинациях.

А при анализе внутренней структуры кранотипа мы устанавливаем наиболее точные дальне-предковые кранотипы по реальным ближне-предковым и проверкой по формуле амальгамы, что избавляет нас от гадания на кофейной гуще в разных вариантах, известных современной науке, сужая поиск до ближайших аналогов дальне-предковых кранотипов. Это намного упрощает задачу и создает предпосылки для намного большей достоверности выяснения генезиса популяции.

Поскольку миграция – это преимущественно мужское дело (мужчин выживает больше), то для упрощения анализа можно было бы сузить обзор лишь до мужских кранотипов, тем более, что женские выборки черепов, как правило, менее численные, и женские черепа, в силу их утонченности/нежности, сохраняются (в почве) много хуже, чем мужские, вследствие чего, индивидуальные кранотипы древних женщин более «дырявые», чем мужские, что снижает достоверность представления по женской краниометрии. Тем не менее, когда возможно, информацию о женских кранотипах нужно иметь ввиду.

Тем более, что расстояние Махалонобиса между мужским и женским кранотипом – это мера степени и времени сплавления пришельцев, в основном представленных мужчинами, с автохтонами, в основном, представленными женщинами, поскольку автохтоны-мужчины мужчинам-пришельцам нужны лишь в качестве рабов, что, как правило, исключает участие этих несчастных в дальнейшем генезисе популяции.

Расстояние Махалонобиса между мужскими и женскими кранотипами афанасьевцев Урсула следующие:

1AfUr и 1fAfUr – 3.19
2AfUr и 2fAfUr – 3.25
1AfUr4 и 1fAfUr3 – 2.26
2AfUr4 и 2fAfUr3 – 2.17
AfanUrs21 и fAfanUrs20 - 1.81

Видим, что дальние предки обоих типов отстоят примерно на одно и очень далекое расстояние около 3.2 – это примерно как от кранотипа исходных восточно-европеоидов (ака прарусских) до бушменов, пигмеев, бореальных монголоидов и эскимоидов, даже негроиды ближе к прарусским (2.69) - http://cts3402.livejournal.com/8936.html .

У ближних предков афанасьевцев, за счет начавшегося сплавления, происходит значительное сближение – на целую расовую единицу в среднем по всем 39-ти маркерам, хотя стираются сильно различающиеся значения лишь в нескольких маркерах, тогда как остальные маркеры у дальних предков (одного типа) мужчин и женщин афанасьевцев довольно близки друг к другу.

Ещё большее сближение видно по обобщенным кранотипам – до 1.81. Однако, это тоже немаленькое расстояние: в среднем мужская и женская выборки афанасьевцев Урсула относятся на счет субрас одной расы, но разнесённых по диаметрально противоположным краям этой расы. Тут очевиден либо переход на большое расстояние – в другую расовую зону, либо дрейфы на единичных носителях, т.е. малочисленность мигрирующего клана.

Напомню, что у казаков Чигирина 16-17-го веков расстояние между кранотипами мужской и женской выборок было ещё больше – 2.3 [ http://cts3402.livejournal.com/16005.html ] , что было отнесено мной на начало формирования казаков за счет смешивания двух расово разнородных популяций. У русских и литовцев, как автохтонов Русской равнины, как минимум с времен поздних фатьяновцев, расстояния между мужскими и женскими кранотипами почти втрое (!) меньше – около 0.8, при том, что примешивание новых антротипов происходит, видимо, до сих пор.

Напомню, что ещё меньше (0.59) это расстояние было между мужским и женским кранотипами людей раннего неолита китойской культуры (8-7 тлн) Прибайкалья http://cts3402.livejournal.com/7566.html , что дало мне повод предположить, что половой диморфизм кранотипов – это результат неполного сплавления разнородных популяций, а не природный признак, характерный для мужчин и женщин всех популяций и рас. Тут нужно иметь ввиду, что и китойский ранний неолит был принесён чужаками, что и могло нарушить идентичность мужского и женского кранотипов (автохтонов Прибайалья), хотя и немного – в пределах погрешности определения расстояния Махалонобиса по 20-ти расовым маркерам – 2/√20 ≈ 0.44.

Таким образом, можно предположить, что у афанасьевцев Урсула сплавление пришельцев и автохтонок зашло даже заметно дальше, чем у казаков Чигирина 16-17 веков. Если считать, что генезис казаков мог начаться через пару столетий после нашествия Батыя, т.е. примерно в середине 15-го века, то РМ(м-ж) = 2.3 – это мера сплавления за временной отрезок около 100-150 лет. Стало быть, для выборки черепов афанасьевцев Урсула { РМ(м-ж) = 1.81} время сплавления можно оценить как не менее 200-300 лет, а сплавились за это время лишь примерно на треть, как мы установили выше. Вот такая, довольно медленная, динамика сплавления антиподных антротипов у древних популяций.

Итак, основные выводы:

1. Для выявления генезиса популяции, анализ обобщенной краниометрии, в т.ч. и кранотипии, не несёт никакой полезной нагрузки, т.к. эта краниометрия может быть создана сплавлением антиподных предковых кранотипов, у которых расовые маркеры отстоят от значений маркеров обобщенного кранотипа («зеркала» по отношению к предковым) на любое возможное расстояние при практически неограниченном числе вариантов фиксации этих антиподных значений маркеров в предковых кранотипах

2. Для выявления генезиса популяции, нет смысла выяснять и взаимоотношения между краниометрией, в т.ч. кранотипией, кластеров черепов, наиболее приближенных к отдаленным предкам, т.е. ближне-предковых, поскольку конечный вид этой краниометрии задается динамиков и временем сплавления, которые нам не известны.

3. Краниометрия ближне-предковых кластеров, как и краниометрия всей выборки, нужна нам лишь для установления краниометрии/кранотипии дальних предков, по которой установлением ближайших аналогов можно установить источники происхождения исследуемой популяции

4. Наследник популяции в недалеком будущем определяется краниометрией/кранотипией, усредненной по мужской и женской краниометрии/кранотипии. Такой наследник интересен и в плане ретроспективы - для поиска аналогов дальне-предковой краниометрии/кранотипии у предшествующих по времени популяций


Вот, руководствуясь этими 4-мя пунктами, и будем искать источники афанасьевской культуры.


Продолжение следует

Update

По формуле амальгамы 30-маркерный кранотип елунинцев удовлетворительно выражается через дальних предков мужской выборки черепов афанасьевцев Урсула:

Елунинцы, 12 черепов (30) = 30±21.9% 1AfUr / 70% 2AfUr




Еще лучше елунинский кранотип представляется через количественную долю дальнего нео-предка урсульцев и дальнего палео-предка эскимосов (Гренландии, по мерам Хауэллса:

Елунинцы, 12 (22) = 80±16.1% 2Afur /20% 1Esk

О частичной эскимоидности части сибирских кранотипов см. следующий пост. По коротким кранотипам тема эскимоидности рассматривалась мной в [Рыжков, Вестник ДНК-генеалогии, в.12, 2012].

Т.е. елунинский кранотип сделан по подобию кранотипа ближнего "нео" предка афанасьевцев Урсула 2AfUr4 {2AfUr4 (39) = 33±17.5% 1AfUr / 67% 2AfUr}. Расстояние между елунинским и 2AfUr4 по этим 30-ти маркерам равно 1.51, а без наиболее различающихся маркеров М9/М45, М12/М45, М43/М45 и М32 - 1.11, что очень близко, если учесть малочисленность как ближнепредкового кластера афанасьевцев, так и самих елунинцев, у которых все 30 маркеров доступны лишь для 5-ти черепов из 12-ти.

Это сближение сводит генезис елунинцев к изоляции "нео"-компоненты афанасьевцев.

Update 2

Обобщенный мужской кранотип афанасьевцев Урсула ближе всего к кранотипам катакомбников:

сумма катакомбной - 0.55, катакомбная Ростовской обл. - 0.58, восточно-манычская катакомбная - 0.63, сумма срубной - 0.74, ямная (Калмыкии) - 0.82, тагарская - 0.95, лолинская – 1.07, ранне-катакомбная – 1.07, ямно-катакомбная (Калмыкии) - 1.08, андроновцы Фирсово-14 – 1.14, пенджабцы – 1.16, Синташта Приуралья – 1.24, майкопская – 1.44, Джейтун – 1.59, елунинская – 1.60, Гонур-депе – 1.63, древнееврейский – 1.65, бабинская (многоваликовая) – 1.67, русские Ярославской губ. 19-20 вв - 1.69, карасукская – 1.70, скифы (?) Новотроицкое-1, Алтай – 1.70

Для елунинского (мужского) кранотипа один из наиболее близких - это пенджабский, но далековато (1.33) и на разных краях одной субрасы:

пенджабцы – 1.33, афанасьевцы Урсула – 1.60, карасукцы – 1.61, восточно-манычские катакомбники - 1.61, майкопцы - 1.66, ярославцы 19-20 вв. - 1.74, древние евреи - 1.78, андроновцы Фирсово-14 - 1.86, тагарцы – 1.88, Джейтун – 1.99, ямники (Калмыкии) – 2.11, Гонур-депе - 2.18

Намного большие расстояния до елунинского обусловлены тем, что он, в отличие от обобщенного (в перспективе полного сплавленияразнородных компонент) афанасьевского, представляет слаборазбавленный нео-предковый морфотип афанасьевцев. В этом смысле максимальное сближение с пенджабцами интересно как указание на северо-запад Индии, как на возможный источник нео-предкового антротипа. При этом, следует иметь ввиду, что пенджабский кранотип в большей степени левантоидный, чем индо-веддоидный: афганский даже более индоведдоидный, чем пенджабский и/или калькуттский. Т.е. источник афанасьевской нео-компоненты может быть ближе к Ирану и/или Месопотамии, чем собственно к северо-западу Индии.
Tags: афанасьевцы, кранотипия по стабильным маркерам, палеокраниометрия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments