Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Categories:

Введение в кранотипию бронзы. Пример корректного представления популяции краниометрией

В предыдущих постах, на разных примерах я пытался показать, что для того, чтобы краниометрия превратилась в надёжный инструмент исследования миграций популяций древних людей, нужно эти популяции описывать как можно более полными кранотипами, при этом, максимально избегая в анализе генетического родства использования нерасовых (нестабильных) маркеров, например, таких, как головной указатель, некоторые высотные указатели и др.

Также было показано, что представление популяции лишь обобщенным кранотипом, усредненным по индивидуальным кранотипам индивидуумов популяции, способно дать довольно ограниченную информацию по той причине, что при этом пренебрегают возможной информацией о предковых кранотипах. Для того, чтобы избежать потери информации, необходимо не только спрогнозировать кранотипы дальних предков (по расовым «спектрам»), но и уточнить наиболее вероятную структуру этих предковых кранотипов по кранотипам групп черепов [http://cts3402.livejournal.com/12448.html ], максимально приближенных к этим гипотетическим предковым, т.е. нахождением кранотипов ближних предков [ http://cts3402.livejournal.com/9372.html ]. Кроме этого, одна-две промежуточные морфологические группы могут представлять игроков последующих культур и кранотипы этих групп, как и сами группы, нужно тоже установить, для того, чтобы понять, кто откуда пришёл, кого породил и куда этот/эти потомки могли направиться позже.

Но и это ещё не всё, что можно и нужно выжать из описания краниометрии выборки черепов популяции. Поскольку женские черепа в большей мере представляют автохтонов [http://cts3402.livejournal.com/7566.html ], чем мужские, то все вышеописанные варианты кранотипов нужно найти и для женской выборки/популяции [http://cts3402.livejournal.com/12038.html ], и уже с высоты этой информации делать прогнозы о вероятных автохтонах и пришельцах того или иного археологического феномена, при этом, имея ввиду, что обобщенные по мужчинам и женщинам кранотипы представляют из себя модель кранотипа (смешавшейся) популяции в недалеком будущем.

И это только лишь для одной выборки/популяции. Понятно, что сравнение всего двух популяций между собой по полной программе потребует сравнения не только всех вышеозвученных кранотипов (числом до 10-12), характеризующих каждую их этих двух популяций, но и подробного анализа возможных сдвигов в отдельных маркеров при переходах от одной популяции к другой.

Рассмотрим кранотипы афанасьевской культуры Урсула (по мерам Солодовникова) в сравнении с мужскими кранотипами ямной к. (по мерам Шевченко), а также некоторыми другими, имеющими отношение к этим двум.



В этой таблице

AfanUrs21 – обобщенный кранотип 21-го мужского черепа афанасьевцев Урсула,
1AfUr и 2AfUr – кранотипы проецирумых (дальних) антиподных предков афанасьевцев «палео» (1) и «нео» (2) типов, структура которых определена по сближению с реальными кранотипами ближних предков тех же типов, 1AfUr4 и 2AfUr4, определенных усреднением кранотипов 4-х черепов, наиболее близких к кранотипам этих дальних предков.
Кранотип mxAfUr13 – это кранотип группы из 13-ти черепов, которые, в основном, несут смешанные признаки, т.е. это группа сплавления, кранотип которой, как мы видим, очень близок к обобщенному кранотипу всей выборки.
Аналогичны обозначения и для женской выборки афанасьевцев, с той лишь разницей, что не приведен кранотип группы сплавления, которая составлена черепами с сильно неполными кранотипами.

Далее идут кранотипы мужчин ямной к. Калмыкии, после чего приводятся следующие кранотипы:

- «шнуровиков» Германии fCord11 (11 черепов), женский, как наиболее автохтонный (и маргинальный);
- дальний предковый «нео» (2) типа 2Katakomb мужчин катакомбников Калмыкии (исходные – по мерам Шевченко);
- обобщенный мужской Voloshskoe Волошского, мезолит-ранний неолит днепро-донецкого бассейна (по мерам Алексеевой);
- обобщенный мужской JeitunTurkm Джейтуна,Туркмения, около 8-7 тлн (по мерам Чикишевой);
- обобщенный мужской Yaroslavsk русских Ярославской губернии конца 19-начала 20-го вв (по мерам В.П.Алексеева), который в первом приближении можно считать заменой кранотипа поздних фатьяновцев, наиболее близкого к ярославскому, но пока очень короткого;
- обобщенный мужской Vasilevka2 поздненеолитической Васильевки-2 днепро-донецкого бассейна (по мерам Алексеевой);
- обобщенный мужской «И7-бутовск» Ивановского-7 бутовской культуры мезолита (по мерам Алексеевой);
- обобщенный мужской Maslyah2 Масляхи-2, Алтай, 2.3-2.1 тлн (по мерам Рыкуна);
- обобщенный мужской Kelteminar кельтеминарской культуры, Тумек-Кичиджик, 6-5 тлн (по мерам Чикишевой)

Что видим?

Видим, что при общей схожести и обобщенных, и предковых кранотипов, тем не менее по некоторым маркерам у предковых кранотипов афанасьевцев наблюдаются инвертированные значения маркеров по сравнению с предковыми ямников, и в ещё большей степени – по сравнению с предками катакомбников Калмыкии. Например, у нео-предков ямников очевидна мезогнантность (М40/М5 = 100), тогда как для нео-предков афанасьевцев более вероятна гипо-ортогнантность (М40/М5 = 93 и 89, для мужчин и женщин, соответственно). С другой стороны, у последующих за ямниками Калмыкии, ранне-катакомбников (не приведено) и катакомбников у дальних нео-предков очевидна уже прогнантность - М40/М5= 105 и 103.6, соответственно. Кроме того, наблюдаются инверсии и в некоторых других маркерах, что, на мой взгляд, свидетельствует в пользу малочисленности кланов и, как следствие, значительных случайных дрейфов некоторых маркеров кранотипа популяции на единичных носителях.

Видим, что кранотипы нео-предков схожи с женским шнуровиков Германии (женский более маргинальный, чем мужской), мужчин Волошского, Джейтуна и русских Ярославской губернии – как наиболее вероятных потомков поздних фатьяновцев. Обратим внимание на мезогнантность «шнуровиц», кранотип которых выглядит предковым нео(2) типа для всех популяций, производных именно от шнуровых культур, в т.ч. и русских популяций, для которых характерна повышенная доля нео-предкового кранотипа по сравнению с западноевропейскими популяциями и, как следствие, для русских популяций характерно смещение к мезогнантности (М40/М5 ≈97-98), тогда как для западно-европейских популяций характерна значительно меньшая доля нео-предковых кранотипов и, как следствие, меньшая доля исходно-шнурового кранотипа, что выражается в смещении западно-европейских популяций к твердой ортогнантности, причем, иногда, даже ближе к гипо-ортогнантности (М40/М5 < 95).

Таким образом, на представленном примере мы, возможно, наблюдаем схему расщепления людей ямной культуры в момент узла R1a-Z645, когда ортогнантная часть людей R1a, ставшая носителем снипов R1a-Z93, отправилась на восток, а мезогнантная/прогнантная часть R1a(xZ93) могла отправиться на запад, откуда она могла вернуться позже (около 4 тлн) уже в виде людей R1a-Z280 фатьяновской культуры, например.

Поскольку у ямников пока находят лишь Y-хромосомные линии R1b1a2+, но мито-ДНК линии, вполне соответствующие кланам R1a1a1+, то резонно предположить, что это расщепление (пра?)ямников R1a1a1 на два потока могло произойти в результате вторжения кланов R1b1a2+, порастерявших в пути из Анатолии своих женщин и вынужденных отнимать жён автохтонов. Постепенно захватывая ареал, уже через 3-4 поколения, мужчины кланы R1b1a2+ могли количественно сменить свой антротип/кранотип/генотип до «ямного», который, строго говоря, не выглядит аналогом «шнурового», хотя бы потому, что у «шнуровиков», в целом, был существенно иной «палео» субстрат, чем у ямников. Причем, местами этот палеосубстрат шнуровиков был даже «монголоиднее» или «палеоевропеоиднее», чем у ямников, но, в среднем, более «европеоидный».

Нужно также иметь ввиду, что миграции прашнуровиков в Центральную Германию имели ту же самую подоплеку, когда кланы R1a1a1+, порастерявшие собственных женщин, должны были отнимать женщин автохтонов, которые к тому времени, в большой степени, уже были сложены кланами ближневосточных беженцев неолитчиков.

К сожалению, западные антропологи редко описывали/описывают выборки черепов по столь же полной программе, что и наши, отечественные, поэтому кранотипия популяций за пределами России довольно куцая и, как результат, не столь достоверная. С другой стороны, описания отечественных выборок палеочерепов тоже страдают большими пробелами, что и видно по «дырявым» кранотипам, представленным в таблице.

Кроме того, присутствует погрешность, обусловленная спецификой съема мер конкретным автором: эта погрешность дает минимальный вклад в суммарную погрешность анализа в случае, если все серии промерены одним автором, но может существенно возрасти, если мы имеем дело с выборками, промеренными разными авторами. Тем более, что «особо одаренные» могут снять меры совершенно неправильно, как на примере новой кранотипии «алан» тут - http://cts3402.livejournal.com/15469.html . В этом плане, ожидания максимальной достоверности краниометрических данных могут быть достигнуты лишь при обязательности съема мер квалифицированным автором и по максимально полной программе, при том, что для прогнозирования следует опираться лишь на выборки с числом черепов не менее 10-ти, т.е., как минимум, удовлетворительно представленные.

Как резюме: разобраться в существующей краниометрии бронзы даже с помощью протяженных расовых кранотипов довольно сложно, но можно. Намного сложнее - донести хотя бы часть из понятого до широкой публики.

Продолжение следует
Tags: бронза, краниометрия, кранотипия по стабильным маркерам, ямники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment