August 9th, 2015

28

О биконсонантном праязыке

Пять лет назад я опубликовал в Вестнике ДНК-генеалогии А.А.Клёсова (май 2010) очень большую статью о биконсонантном праязыке - http://www.lulu.com/items/volume_68/8867000/8867764/2/print/8867764.pdf .

Взяв за основу 203 биконсонантных корня бореального языка палеолингвиста Н.Д.Андреева (БЯА), опираясь на труды палеопсихолога Б.Ф.Поршнева и перелопатив пару десятков словарей экзотических языков, я сделал попытку реконструировать человеческий праязык слой за слоем от самых первых биконсонантных звуков до самых последних в рамках БЯА, для чего нехитрым математическим приемом ранжировал эти биконсонанты, а следом и корни ими образуемые. Эта попытка помогла мне увидеть структуру любого человеческого языка и я искренне надеялся, что подход может оказаться полезным и другим, в т.ч. и лингвистам, но отклик был практически нулевой. Данное рассмотрение работы пятилетней давности – не столько попытка привлечь интерес к подходу и результатам, сколько потребность снова окунуться в загадку праязыка, вспомнить о своих находках пятилетней давности и попытаться найти что-то новое, поэтому любая критика приветствуется.

Выводы той работы:

Collapse )
28

О биконсонантном праязыке-2

Основные положения при реконструкции праязыка.

Согласно французскому психологу Жанэ, «слово первоначально было командой для других. . . потому-то оно и является основным средством овладения предметом... Жанэ говорит, что за властью слова над психическими функциями стоит реальная власть начальника и подчиненного; отношение психических функций генетически должно быть отнесено к реальным отношениям между людьми. Регулирование посредством слова чужого поведения постепенно приводит к выработке вербализованного поведения самой личности".

Отсюда, на мой взгляд, в отношении речевых возможностей архаический клан, видимо, делился на две крайне неравные части – творческие единицы из числа способных к произнесению целенаправленной речи, и основной массы, способной реагировать на эти речевые команды. По мере эволюции речи появлялись возможности возрастания числа не только массы клана, но и числа творческих единиц и таким образом возрастала устойчивость клана к выживанию при случайной потере вожака. По Поршневу, без речи нет устойчивых кланов, и группы бессловесных архантропов по 3-6 мужчин постоянно мигрируют между группами женщин, прикрепленных к своим вегетарианским ареалам (вместе с молодняком), а состав мужских групп при этом все время обновляется, «тасуется» как колода карт.

Collapse )