Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Category:

Упрощенная модель информационного метаболизма – модель R*

Наконец-то дошло, что модель информационного метаболизма на самом деле 4-х функциональная, а не восьми – за счет запараллеленности функций в неразрывных дихотомиях (чёрная/белая) интуиция-сенсорика, (белая/чёрная) логика-этика. Разделение на 8-мь «подфункций» происходит по этим дихотомиям разделяя входной поток информации на два поля – РАБОЧЕЕ (ДЕЛОВОЕ) и ИГРОВОЕ. Например, вот так для «эволюционной семьи» иррационал-экстравертов (сангвиников):



Самая мощная функция ТИМа – базовая (1) в соционике также называется программной, а в естественной дихотомии к ней у каждого из 16-ти психотипов находится более слабая ролевая (3) функция, которая по своей сути тоже является программной, поскольку реализуется по шаблонам, характерным именно для данного психотипа. Базовая и ролевая – это «железо» «компьютера» ТИМа, которое воспринимает исключительно информацию по этим двум функциям, и не способно усваивать информацию по другим, поскольку программы по ним несовместимы с этими двумя, находящимися в естественной дихотомии. Отсюда ясно, что базовая (1) и ролевая (3) - это две естественные части, «рабочая» и «игровая», одной ПРОГРАММНОЙ (I) функции психотипа, поток информации по которой ТИМом усваивается максимально и шаблонно – по жёстким программам для обеих частей – РАБОЧЕЙ (ДЕЛОВОЙ) и ИГРОВОЙ. Я бы предпочёл называть «деловые» части функций «РАБОЧИМИ», а не «ДЕЛОВЫМИ», поскольку последняя будет путаться с деловой логикой).

Наша поговорка «делу время, потехе час» по сути описывает макроструктуру ТИМа, его рассеченность на «РАБОЧУЮ» и «ИГРОВУЮ» зоны по всем 4-м функциям.

ПРОГРАММНАЯ (Ι) функция, как самая мощная оперативная (ментальная) функция ТИМа, задаёт соотношение РАБОЧЕГО и ИГРОВОГО полей и по последующим трём функциям. Сооотношение функций модели А 1-й:2-й:3-й:4-й и 8-й:7-й:6-й:5-й в соционике обычно принимается как 4:3:2:1, т.е. 4-х мерная, 3-х мерная, 2-х мерная и одномерная функции. Однако, понятно, что при таком соотношении возникают вопросы к различию соотношений функций, относящихся к естественным дихотомиям, например 1-й к 3-й как 4 к 2, а 2-й к 4-й как 3 к 1, 8-й к 6-й как 4 к 2, а 7-й к 5-й как 3 к 1. Странно, что ведущих социоников, среди которых немало математиков, это несоответствие не насторажило и не настораживает. Очевидно, что эти соотношения должны быть одинаковы, что возможно при пропорциях как 6:3:2:1, а не как 4:3:2:1, т.е. самые сильные, базовая и фоновая, определяются не как 4-х «мерные», а как 6-ти «мерные», а остальные в том же порядке мерности - 3, 2 и 1. В этом случае дихотомия «ДЕЛО-ИГРА» будет постоянной по всем 4-м функциям и равна 3 к 1, т.е. 75% к 25%, что находится между качественным (67%/33%) и количественным (80%/20%) определениями любой дихотомии и выглядит естественным.

Хотя именно базовая («рабочая» ПРОГРАММНАЯ) представляет основной потенциал для развития карьеры, тем не менее понятно, что успешное использование ролевой («игровой» ПРОГРАММНОЙ) не только повышает шансы на раскрытие этого потенциала, но иногда банально даже спасает жизнь будущему карьеристу. Например, если в «рабочей» ПРОГРАММНОЙ деловая (объектная/чёрная) логика, то в «игровой» ПРОГРАММНОЙ (ролевой) – чёрная этика (эмоций), успешное использование которой помогает полнее раскрыть потенциал руководителя с ТИМами ЛСЭ или ЛИЭ. В случае «рабочей» ПРОГРАММНОЙ чёрной интуиции, «игровая» программная чёрная (силовая/волевая) сенсорика дополняет мгновенную оценку внешней ситуации мгновенной волевой реакцией, что делает носителей ТИМов ИЭЭ и ИЛЭ довольно успешными кризисными руководителями – как Троцкий и Ленин, соответственно (см. также далее АНТИКРИЗИСНУЮ функцию). Другое дело – это то, что вне кризиса второй из них, ИЛЭ, является плохим руководителем и, более того, как правило, в обычной установке сам дистанцируется от руководящих должностей. Почему? - В силу того, что этика отношений у него в болевой, т.е. является очень слабой «игровой» творческой по отношению к «игровой» программной (ролевой).
Итак, видим, что ПРОГРАММНЫЕ (I) базовую (1) и ролевую (3) подфункции не следует рассматривать в отрыве от соотвествующих им «инструментов» - творческой (2) и болевой (4): хотя два ТИМа с одинаковой ПРОГРАММНОЙ функцией запрограммированы на одинаковое видение мира, из-за различия их ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (II) функции (в обеих, «рабочей» и «игровой» частях), они в итоге, видят и разруливают ситуацию совершенно по-разному. Например, СЭЭ и СЛЭ с одинаковой ПРОГРАММНОЙ (I) в лице Черной Сенсорики, превалирующей в дихотомии с Черной Интуицией, прекрасно видят расстановку сил в пространстве, умеют оценить силу оппонента или партнера, у обоих в ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (II) — Белая Логика и Белая Этика, но у СЛЭ доминирует БЛ, а у СЭЭ - БЭ (игровая), а потому первый регулирует расстановку сил в пространстве преимущественно с помощью логических правил и структур, а второй в большей мере - с помощью этики отношений (ЧС + БЭ), манипулируя которой он изменяет баланс сил в свою пользу. Тем не менее, в нестандартных ситуациях, когда к разрешению ситуации подключается «игровая» ПРОГРАММНАЯ, эти два родственных психотипа, как и любую другую родственную пару ТИМов, практически невозможно отличить друг от друга.

Считается, что творческая (инструментальная) (2) функция не существует сама по себе, а является инструментом базовой для решения нестандартных, т.е. творческих ака РИСКОВАННЫХ, задач, которые «железо» базовой не воспринимает, а потому неспособно решить в одиночку. Однако творческая (2) у всех 16-ти ТИМов находится в естественной дихотомии с болевой (4), которая также берётся за решение нестандартных, РИСКОВАННЫХ, задач, но с которыми не справляется уже слабая часть ПРОГРАММНОЙ – ей «игровая» ролевая (3) подфункция. У каждого ТИМа есть свои представлении о том, каким надо казаться и быть – в какую игру сыграть и блок СуперЭго (ролевая и болевая функции) как раз за это отвечает, т.е. действительно образует «Игровую» диаду – из «игровой» ПРОГРАММНОЙ (ролевой) и «игровой» ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (болевой).

Таким образом, опять видим, что эта естественная дихотомия «творческой» и «болевой» на самом деле представляет одну общую ИНСТРУМЕНТАЛЬНУЮ (II) функцию, задача которой – дополнять обе ПРОГРАММНЫЕ (I) части в части решения нестандартных (не заложенных в их программы) задач. Понятно, что способность к решению рискованных задач у «болевой» в силу её «одноканальности», т.е.в 3 раза большей слабости по сравнению с «творческой», примерно в 3 раза ниже, но эта способность находится в полном соответствии (т.е. комфорна) с входящими потоками по «раюочей» и «игровой» части: базовая (1) к творческой (2) как 2 к 1 (6 к 3), и ролевая (3) к болевой (4) как 2 к 1. Таким образом, суть болевой подфункции как «игровой» части ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (II) функции - это творчество, дополняющее ролевую («игровую» ПРОГРАММНУЮ), т.е. по аналогии «творческой (2), болевая (4) не существует сама по себе, а является рисковым «инструментом» ролевой (3) – как «игровой» части ПРОГРАММНОЙ функции, что в силу её слабости может чаще приводить к риску «мук» творчества, а не к его «радостям».

Невозможность самостоятельного существования этих обеих ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫХ подфункций, «рабочей» ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (творческой») и «игровой» ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (болевой), указывает на то, что речь идёт не об оперативных ментальных потоках информации, как в случае обеих ПРОГРАММНЫХ (базовой и ролевой), а об оперативных ментальных навыках, т.е. о своеобразном «КЭШе» ТИМа. Понятно, что в силу разнообразия задач входных потоков информации и ментальный «кэш» требуется разнообразный, поэтому в силу ограниченности оперативной памяти обе части ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ функции, «рабочая» и «игровая», постоянно обновляются, при этом часть старых навыков может временно стираться и появиться вновь при возникновении соответствующих задач.

Остальной поток информации оперативной (нормативной), ментальной (сознательной), частью ТИМа не усваивается, а достаётся «на растерзание» подсознательной, витальной части ТИМа, где бóльшая его часть записывается скрытыми (нормативными) навыками в долговременную (встроенную) память АНТИКРИЗИСНОЙ (III) функции – на случай ликвидации последствий неудачных решений ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ (II) функцией в обеих её частях, «рабочей» и «игровой». Понятно, что эти скрытые (витальные) навыки относятся к той же «нальности», что и оперативные навыки ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ функции, например, для ИЛЭ они касаются естественной дихотомии «чёрной логики-чёрной этики», т.е. дихотомии 8-й («фоновой») и 6-й («активационной») функций модели А – в одной нальности с естественной дихотомией ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ функции в лице «белой логики-белой этики». Т.е. тут видим соответствие моей кубической модели Р, где связь действительной грани куба с его мнимой гранью предполагалась с 4-й («болевой») на 8-ю («фоновую»), а не на самую слабую – 5-ю («суггестивную») – как в модели А, см. тут https://cts3402.livejournal.com/143868.html . Добавлю, что моя «кубическая» модель Р настоящей моделью не отменяется, а дополняется: просто нужно иметь ввиду запараллеленность потоков естественных дихотомий 1-3, 2-4, 8-6, и 7-5 функций модели А.

Видим, что подфункции естественной дихотомии фоновой (8) и активационной (6) активируются лишь после задействования соответствующих им «рабочих» и «игровых» частей ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ функции – творческой (2) и болевой (4), которые, в свою очередь, задействуются после отработки информации ПРОГРАММНОЙ функцией в обеих её частях – «рабочей» и «игровой». По сути, эта естественная витальная дихотомия активируется после того, как «менталитет» ТИМа провалился целиком и привёл к риску не решить задачу, поставленную жизнью перед носителем ТИМа. «Менталитет» после провала и ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ взывает к «виталитету», чтобы выжить в создавшейся кризисной ситуации за счет применения витальных навыков, которые не считываются или не обрабатываются сознательными ака ментальными функциями. Поэтому эту пару подфункций я и предлагаю назвать АНТИКРИЗИСНОЙ, а не фоновой или активационной.

Обе эти витальные подфункции действуют по принципу встроенной памяти компьютера, т.е. работают с задержкой по времени, необходимой для поиска в огромной памяти скрытого витального навыка, способного наилучшим образом разрешить кризисную ситуацию. Впрочем, сверхмощная фоновая (8), т.е. «рабочая» АНТИКРИЗИСНАЯ, автоматически реагирует в тех случаях, когда раздумывать некогда, тогда как в 3 раза менее мощной активационной (6), т.е. «игровой» АНТИКРИЗИСНОЙ, необходимо намного больше времени, чтобы обработать поступающую информацию, к тому же она зачастую по инертности продолжает работать после прекращения поступления информации, но и задачи у «игровой» подфункции намного меньше и менее ответственны. Возвращаясь к эффективному «кризисному» мэнеджеру типа ИЛЭ, видим, что в АНТИКРИЗИСНОЙ у него как раз наилучшая для управления естественная дихотомия «деловая логика – этика эмоций» с доминированием первой: потенциально слабый руководитель в обычной обстановке в момент кризиса становится самым сильным, но проблема в том, чтобы после нормализации обстановки он успел вовремя «самоубраться» с руководящего поста, поскольку в обычной обстановке становится тормозом и недремлющее около «Палача/Судебного исполнителя» ЛСИ незамедлительно репрессирует его тем или иным образом.

Считается, что человеку обычно трудно бывает что-то объяснять по фоновой (8) («рабочей» АНТИКРИЗИСНОЙ), поскольку информация воспринимается как нечто само собой разумеющееся элементарное, всегда существовавшее, и непонятно как это могут не понимать другие! Поэтому легче всего самому сделать, чем что-то и как-то объяснять, но делать «это» человек не будет для кого попало, а только для своих, поскольку это «рабочая» часть дихотомии: «Всё для (своего) дела, всё для победы (своих)». Однако при этом фоновой функции свойственно впитывать как свой, так и ЧУЖОЙ опыт взаимодействия с информацией, из которого она формирует довольно широкий и многогранный спектр сложных и упорядоченных представлений о многих явлениях, подспудных антикризисных НАВЫКОВ, т.е. к записи в «долговременную память» принимается лишь ценная часть информации – в этом аналогия с обеими ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫМИ подфункциями – кроме того, что обе эти естественные дихотомии относятся к одной большой дихотомии – логика/этика или интуиция/сенсорика. Из вышесказанного ясно, что главная задача витальной фоновой (8) – это подстраховка ментальной деятельности творческой (2).

Кроме в 3 раза меньшей мощности, основное отличие «игровой» части АНТИКРИЗИСНОЙ (III) функции, т.е. активационной (6) от фоновой (8), заключается в том, что в силу своей природной «игривости» активационная (6) развёрнута лицом ко всем потенциальным зрителям, а не только к кругу своих близких – ей нужна публика и апплодисменты в отличие от фоновой (8), пусть и жиденькие. Как и фоновая она тоже отзывчива, но в первую очередь – именно на «апплодисменты», что и является главным результатом её деятельности – результатом, повышающим самооценку, поднимающим настроение и побуждающем к активным действиям. Как и фоновая, активационная (подфункция) усваивает лишь ту информацию, с которой у неё был опыт личного взаимодействия, ей сложно понять то, с чем она никогда не имела дела, при этом, активационная стремится качественно упорядочить свой опыт и сформировать индивидуальное понимание “нормы” , т.е. как и фоновая и обе ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ подфункции, сформировать НАВЫК, в данном случае подсознательный. Как и в случае с фоновой (8) - «рабочей» АНТИКРИЗИСНОЙ, «игровая» АНТИКРИЗИСНАЯ, активационная (6), стремится к максимальному расширению объёма усвоения информации по своему аспекту, т.е. демонстрирует те же признаки «встроенной памяти», что и фоновая.

Главная задача витальной активационной (6) – это подстраховка ментальной деятельности болевой (4).

После прохода первых трёх функций, 2-х ментальных и одной (сильной) витальной, поток не схваченной ТИМом (витальной) информации становится жиденьким, но концентрация болезненных (антивитальных по сути) для ТИМа «ВИРУСОВ» в этом жиденьком потоке резко возрастает. Отсюда ясно, что последняя естественная и витальная дихотомия имеет своей главной задачей витальную (т.е. жизненно важную для ТИМа) ЗАЩИТУ, поэтому другое название, кроме ЗАЩИТНОЙ (IV) или АНТИВИРУСНОЙ, придумать сложно.

Ограничительная (7) подфункция, как «рабочая» часть ЗАЩИТНОЙ (IV) функции, ограничивает неприятную для ТИМа деятельность в «рабочей» части. Человек не хочет проявлять ограничительную функцию без надобности («не по делу»), а если и проявляет, то лишь «по делу», - когда совсем «достали» и нормальные методы не работают, и лишь во благо «своих», что демонстрирует принадлежность ограничительной подфункции к «рабочей» части ТИМа. Считается, что иногда по этому аспекту есть склонность прибедняться, чтобы чужие меньше «отклянчивали». Ограничительная функция не следит за поступающей информацией и обращает на неё внимание лишь при необходимости, т.е. когда происходит «разрыв шаблона» - несовпадение с запрограммированным ожиданием по этому аспекту, хотя набор «шаблонов» может быть очень широким и постоянно расширяться. Например, для ИЛЭ «разрыв шаблона» обеспечен при критической реплике (носителя ЭСИ преимущественно?) в его сторону следующего содержания: «если ты такой умный, то почему такой бедный»? – в ограничительной белая интуиция, т.е. внутренняя целостность самогó «сáмого умного» ТИМа. Причём, поступающая информация по аспекту ограничительной будет обработана лишь при условии, что сперва задействована не только базовая (1) функция, работающая с тем же признаком информации, но и две последующих функции, основанные на наработке НАВЫКОВ, т.е. после прохождения через всю предыдущую цепочку «рабочих» подфункций: базовую (1) – творческую (2) – фоновую (8). В итоге, ограничительная (7) – это контроль ПОТОКА подсознания шаблонными программами, а не активация навыков подсознания.
По приведённому примеру для «разрыва шаблона» у ИЛЭ можно предположить, что программы «рабочей» ЗАЩИТНОЙ, т.е. ограничительной (7) заточены на борьбу с «вирусами», предназначенными в первую очередь разрушать работу самой главной ментальной «рабочей» подфункции – базовой (1), заставляя носителя ТИМа усомниться в её ценности.
Отсюда ясно, что главная задача витальной ограничительной, как «рабочей» ЗАЩИТНОЙ, - это защита ценностей ментальной базовой (1).

Суггестивная (5) подфункция, как «игровая» часть ЗАЩИТНОЙ (IV) функции, ограничивает неприятную для ТИМа деятельность в «игровой» части, поскольку является своеобразным индикатором собственной значимости и нужности другим, т.е. «публике». По суггестивной ТИМу тоже постоянно нужна информация, т.е., как и в случае с ограничительной (7), суггестивная не обременена излишней шаблонностью мышления, поскольку не способна сформировать целостное и глубокое понимание воспринимаемых ею явлений, а потому не создаёт комплекс витальных навыков, а лишь анализирует (фильтрует) своими (внушаемыми = суггестивными) «программами» непрерывный ПОТОК информации. Если постоянного потока информации по этому аспекту нет, то человек неизбежно будет ввергнут в депрессию, выход из которой достигается организацией нужного потока витальной (жизненно необходимой) информации, что для ИЛЭ и ИЭЭ, например, соответствует белой сенсорике (ощущений), т.е. касается вопросов комфорта, здоровья, питания, секса и т.п. Аналогично ограничительной, суггестивная внимательно следит за всей поступающей информацией, но акцентирует на ней своё внимание лишь при необходимости и запускается лишь после ролевой (3), а вернее – после отработки всей предыдущей «игровой» цепочки ТИМа: ролевой (3)- болевой (4)- активационной (6). Видение мира суггестивной функцией ограничивается лишь её личным опытом, но есть стремление к расширению этого опыта, т.е. к к расширению объёма усвоения информации по её аспекту.

Главная функция суггестивной, как «игровой» подфункции ЗАЩИТНОЙ (IV) функции, - защита от «троянов», направленных на подрыв ролевой (3) как «игровой» части ПРОГРАММНОЙ (I) функции. Пример для ИЛЭ или ИЭЭ, у которых суггестивную желательно подпитывать положительным потоком информации по белой сенсорике, достаточно чётко обозначает природу «троянов» для этих ТИМов:

- активация гедонизма или, наоборот, – крайнего аскетизма;
- страхов болезней или наоборот полный пофигизм к собственному здоровью;
- гурманство, перерастающее в обжорство, или, наоборот, - веганизм и диеты, перерастающие в дистрофию ;
- гиперсексуальность, перерастающая в альфа-самцовость или, наоборот, – в тягу к порнографии.

В целом же, предложенная тут модель (назову её «модель R*») выглядит намного более простой и рабочей, чем довольно запутанная модель А или её «продвинутые» версии. Собственно, эта модель мне нужна для разработки простого и надёжного теста на социотип.

Продолжение следует
Tags: модель Р*, простая модель информационного метаболиз, соционика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments