Рыжков В. А. (cts3402) wrote,
Рыжков В. А.
cts3402

Categories:

Краткое обозрение европеоидных кранотипов-3. Основные западно-европейские антротипы

Рассмотрим остальные 4-е выделенные Чебоксаровым субрасы европеоидов в лице:

• балкано-кавказской
• атланто-балтийской
• средне-европейской
• беломоро-балтийской

Балкано-кавказская малая раса характеризуется (Чебоксаровым, Рогинским, Левиным, В.П.Алексеевым) брахикранией, низким широким лицом, тёмными прямыми или волнистыми волосами, тёмными или смешанными глазами, сильным развитием бороды и волосяного покрова на теле, ростом выше среднего. Распространена на Кавказе, балканский вариант — в Югославии, на юге Австрии и севере Италии (Тироль), в северной Греции и соседних странах; к переднеазиатскому варианту этой расы относят некоторые народы западного Ирана. Обычно внутри этой субрасы выделяют альпийский (светлее пигментация, ниже рост), динарский (очень высокие, с крупными чертами лица, с очень широким лицом и головой балканцы), кавкасионный (среднего роста с широким лбом, узкой и выпуклой нижней челюстью, высоким, орлиным носом, средним третичным волосяным покровом) и арменоидный (с низким и сравнительно широким лицом, сильно выступающим носом с выпуклой спинкой и опущенным основанием, средним ростом, особенно сильным развитием третичного волосяного покрова) типы.

Атланто-балтийская малая раса (антротип) характеризуется Чебоксаровым и др. очень светлой пигментацией кожи, глаз и волос, большой длиной носа, (несуществующей уже) мезокефалией, сильным развитием третичного волосяного покрова, высоким ростом. Считается, что атланто-балтийский антротип распространён на территории Великобритании, скандинавских стран, Латвии и Эстонии и отличается от очень похожего беломорско-балтийского большей высотой и меньшей шириной лица, прямым носом, большим ростом, несколько более тёмной пигментацией и большим ростом бороды и усов. Тут прежде всего озадачивает распространение атланто-балтийского антротипа на Латвию и Эстонию в плане довольного слабого развития третичного волосяного покрова и не такого уж высокого роста у прибалтов, особенно, у латгаллов. Кроме того, Рост в Европе – это характеристика успешности диеты популяций, например, за несколько последних десятилетий греки в среднем подросли из едва ли не самых низкорослых в одни из самых высокорослых популяций Европы. Кроме того, у «беломоро-балтийцев», в которых угадывается исходный восточно-европейский (ИВЕ) антротип, лицо для большинства популяций существенно ỳже и выше, чем у «атланто-балтийцев», за которыми стоит часть популяций ИЗЕ типа.

Беломоро-балтийская раса (антротип) по Чебоксарову и др., распространенная в Северо-Восточной Европе от восточного и южного побережья Балтийского моря до Урала (северные группы русских, белорусов, литовцы, латыши, карелы, вепсы, часть коми), отличается средним ростом, наиболее светлой пигментацией, особенно в части волос, прямыми волосами, средним развитием третичного волосяного покрова, коротким носом (значительный процент приподнятых оснований и вогнутых спинок), мезокефалией или брахикефалией (ныне все европейские популяции брахикефальны).

Считается, что одним из главных физиономических отличий «беломоро-балтийцев» от «атланто-балтийцев» является более короткий нос, однако относительная длина носовой впадины, как и относительная высота орбит, не является расовым признаком – это быстрый маркер, сильно зависящий от широты локализации популяции, как было показано мной ранее. «Беломоро-балтийцы» в среднем локализованы севернее, а потому у них чуть короче относительная длина носа и ниже орбиты, отсюда же и более светлая пигментация – как реакция на выработку витамина D в северных широтах. Отсюда же чуть ниже рост – как реакция на более скудную в среднем диету в северных широтах. Что остаётся из расовых отличий? – Довольно спорное «среднее развитие третичного волосяного покрова». Не мало ли для классификации? По локализации «беломоро-балтийцев» очевидно, что за ними стоят выделенный мной ИВЕ и производные от него СВЕ (столичный восточно-европейский), БК (белозерско-камский), ВВД (валдайско-верхнеднепровской) и ПД (приднепровский) антротипы русских, а также прибалтийский (ПБ) и волгокамский (ВК) нерусских популяций Восточно Европейской Равнины (ВЕР).

Среднеевропейскую расу, обычно характеризуют промежуточными признаками между северными и южными европеоидами и помещают в Центральную и Восточную Европу, считая, что её носители есть СРЕДИ южных немцев, австрийцев, венгров, чехов и словаков, северных украинцев, южных белоруссов, русских средней полосы и соседних с ними народов. полосы по пигментации занимает промежуточное положение между северными и южными европеоидами, ближе к первым. Это, пожалуй, одна из самых спорных европейских субрас, тем более, что начавшись как альпийская раса типологического подхода, основывалась она на брахицефалии, которой ныне подвержены практически все европейские популяции. В.В.Бунак разделял эту расу (под общим именем центральноевропейская) на центральную западноевропейскую и центральную восточноевропейскую. Можно было бы предположить в качестве кранотипической основы этой расы смешивание ИЗЕ и ИВЕ антротипов, но посмотрим, как обстоят дела с классификацией реальных западноевропейских кранотипов ИЗЕ типа.

Таблица 7 даёт оценки взаимного сходства популяций ИЗЕ типа, расовые кранотипы которых приведены в табл.3 в первом посте обзора европеоидных антротипов http://cts3402.livejournal.com/13316.html, а сходства с основными расами в табл.1 этого поста. В табл.7 кранотипы сгруппированы в кластеры, в которых любой участник кластера характеризуется количественным, т.е. от 77% и выше, сходством с остальными участниками, т.е. отбор производится по количественному сходству ВСЕХ участников предполагаемой субрасы (антротипа).



Что видим? – Среди популяций ИЗЕ типа выделяются 5 субтипов, в значительной мере перекрывающихся между собой, когда популяции одного типа выступают полноправными участниками другого/других.

Во-первых, видим существование наиболее представленного «балкано-понтийского» антротипа, объединяющего количественно схожие кранотипы раннесредневековых «венгров» Будапешта (в т.ч. и времен Венгерского Завоевания), постлавян Залавара (тех же времен и мест), галлов/галло-романцев /франков времен Меровингов (418-752 гг.н.э.), античных и недавних греков, анатолийцев (Константинополь и др.) и киприотов эллинистических и романских времен, античных (дохристианских и до 4-5 вв н.э. из Этрурии, Неаполя, Рима и др.) и недавних италиков (включая Рим, Фрозинон, Отаранто, Сицилию), недавних донских казаков и дунайских болгар. Участие понтидов в лице донских казаков, болгар и анатолийцев (Византии-Константинополя) может относить этот кластер «балкано-понтийского» антротипа на счет балкано-кавказской малой расы, которую отечественные антропологи считали промежуточной между индо-средиземноморской и остальными европейскими субрасами, тогда как выделенный нами «балкано-понтийский» тип в большей мере выглядит центрально-образующим внутри обобщающего исходно-западно-европейского (ИЗЕ) антротипа.

Следует также отметить возможность центрально-образующей роли в «балкано-понтийском» антротипе со стороны некоего общего древне-италийского ака «романского» антротипа, поскольку кроме кранотипа античных италиков (0-4 вв н.э.) и их недавних потомков также участвуют одновременные популяции романских же Кипра и Византии (Константинополя), частично романской выборки галло-романо-франков (к тому же франки, как и большинство германских племён, прошли через проживание на Венгерской равнине), а популяции древних венгров Будапешта и постславян Залавара наследуют населению романской провинции Норик. Казалось бы нНеохваченные римлянами недавние болгары – это потомки населения романской же провинции Фракии/Тракии, а собственно нероманским происхождением могли бы «похвастать» лишь донские казаки, но и тут наверняка могут найтись завязки на поздних римлян, например, в виде сербо-хорватского происхождения.

Кранотипическая основой этого «балкано-понтийского» антротипа ИЗЕ субрасы выглядит обобщенный кранотип людей черняховской культуры (1-3 вв. н.э.) - так же, как и у остальных четырёх суб-антротипов ИЗЕ типа.

Примечательно, что внутри «балкано-понтийского» антротипа кранотипы древних венгров и недавних итальянцев выступают своеобразными универсальными «джокерами» для ВСЕХ остальных подтипов/кластеров ИЗЕ типа, т.е. кранотипы венгров и итальянцев кроме «балкано-понтийского» антротипа являются полноправными участниками всех четырёх остальных суб-антротипов ИЗЕ типа. Это, видимо, и есть главная характеристика ИЗЕ антротипа, как смешанного и наиболее вероятно сформировавшегося в пределах Венгерской равнины или на севере Аппенин. Венгерская равнина, как родина ИЗЕ антротипа, проявляется не столько в формировании характерного предкового кранотипа людей колоколообразной культуры (ККК), но в большей мере в период экспансии германских племён, которые в большинстве своём, от англосаксов до франков, на рубеже новой эры и до 3-4 веков включительно прошли через достаточно долгое пребывание на Венгерской равнине. Кроме того, не следует сбрасывать со счетов общие романские корни, а также общие корни в пределах Священной Римской империи, которой наследовала империя Австрийская (Австро-Венгерская).

Второй выделяющийся кластер среди кранотипов популяций ИЗЕ типа – это условно «альпийский» (9-ть кранотипов), включающий кранотипы недавних австрийцев и чехов (Центральная Моравия), финнов и лондонцев (Spitafield2, середина 19-го века), а также раннесредневековых «австрийцев» Берга. «Альпийскость» тут по австрийцам и чехам, а также по «джокерам» в лице кранотипов древних венгров (как предков части населения Австрийской империи) и галло-франков (как «подселенцев» Венгерской равнины), а также недавних итальянцев (как часть Австрийской империи). Таким образом, предлагаемое название «альпийский» - это дань традиции типологического подхода к определению «альпийской расы». Тогда как, условность «альпийскости» от того, что этот антротип также включает две популяции, никакого отношения к Альпам и Центральной Европе не имеющие - финский и лондонский (английский) середины 19-го века, а кроме того, в качестве джокера в этот кластер входит кранотип донских казаков. Последний факт сильно намекает на «австрийско-венгерское», возможно, сербское (сербо-хорватское?), происхождение этих донских казаков.

Очень близкие друг к другу кранотипы австрийцев и чехов (92% взаимного сходства), в свою очередь, входят в число полноправных участников кластера «пра-германского» антротипа (см.далее). Среди всех рассматриваемых популяций ИЗЕ типа у чехов наблюдается максимальное сходство с обобщенным финно-угорским (ФУ) – 83%, а у австрийцев в этом качестве «серебро» - 81%, т.е. и чехи и австрийцы – по кранотипии количественные финно-угры (по мордве-эрзе, горным и луговым марийцам и южным удмуртам). Правда, эрзя, марийцы и удмурты количественно квалифицируются в один финно-угорский антротип по 40 расовым маркерам, а для австрийцев и чехов в нашем распоряжении пока лишь 20 расовых маркеров, т.е. достоверность их отнесения к финно-уграм в 2 раза ниже.

По расовой кранотипии никакого парадокса в этом сходстве центрально- и западно-европейцев с финно-уграми нет, т.к. по коротким, 12-ти маркерным кранотипам, финно-угры азелинской культуры (3-6 века н.э.) количественно (на 94%) наследуют людям черняховской культуры (1-3 века н.э.), собственно, и породившей ВЕСЬ этот ворох рассматриваемых нами ИЗЕ антротипов и популяций. Кранотип финно-угорской ломоватовской культуры (6-8 вв. н.э.) наследует азелинскому на 90%, а поломской к. (8-10 вв. н.э.) – на 95% ломаватовскому, что и обеспечивает количественное или почти количественное сходство с центрально- и западно-европейскими потомками черняховской культуры. Считается, что позднеазелинские племена (потеснённые на север именьковцами) были основой марийцев и удмуртов. По кранотипии южные удмурты, марийцы и эрзя наследуют азелинцам на 94%, 90% и 87%, что указывает на возможность количественного наследования кранотипа черняховцев недавними финно-уграми востока Русской равнины.

Третий антротип объединяет кластер из 7-ми популяций ИЗЕ типа и его условно можно назвать «германо-славянский». Кроме раннесредневековых нордиков Осло, обобщенного древне-восточно-славянского (по схожим кранотипам 15-ти популяций славян Древней Руси) и обобщенного волго-камского (по кранотипам недавних мордвы-мокши, коми-перми и латгаллов, православных 17-18 века Казани и Симбирска), к этому антротипу также принадлежат 4 кранотипа-джокера в лице: древних венгров (наследовавших гепидам) и их современников пост-славян Залавара, а также недавних донских казаков и итальянцев. Здесь количественное сходство с обобщенным финно-угорским наблюдается для кранотипа древних венгров 78% (как потомков гепидов) и итальянцев 77%(как потомков готов), а также близко к количественному у казаков – 76%, что даже выше, чем у титульных финно-угров в лице волго-камского обобщенного антротипа (мокша, коми) - 74%. У волго-камцев, как и у древних славян Руси и постславян Залавара, «финно-угорскость» снижена из-за большей доли «исходно-восточно-европейскости», которая и есть ультимативная «европейскость», тогда как «исходная германскость» на уровне популяций, как мы сейчас увидим, выглядит едва ли не эквивалентом «финно-угорскости».

Четвёртый антротип объединяет кластер из 10 популяций ИЗЕ типа и его условно можно назвать «прагерманским». Кроме (ранне)средневековых шведов Стокгольма, поздне-романских «британцев» юго-запада (видимо, западных саксов?), (поздне)средневековых шотландцев и недавних голландцев этот антротип включает обобщенный финно-угорский (ФУ) антротип по кранотипам мордвы-эрзи, луговых и горных мари, и южных удмуртов начала 20-го века, а также 5-ть кранотипов-джокеров: древне-венгерский и недавние итальянский, греческий (греки-1), австрийский и чешский. Все девять нефинноугорских популяций кластера имеют количественное сходство с обобщенным финно-угорским кранотипом, хотя это и не означает автоматически количественное сходство со всеми кранотипами отдельных финно-угорских популяций, составляющих этот обобщенный ФУ антротип. Природа этого сходства - Венгерская равнина времен Черняховской культуры как отправная точка для большинства германских племён, включая гепидов и англосаксов.

Пятый и последний кластер ИЗЕ (7 популяций) – условно «готский», названный так мной по ареалу популяций и сходству с «эталонным» (предковым) готским кранотипом. В «готский» антротип кроме недавних югославов (преимущественно боснийцы) и украинцев (пока не локализованная мной по месту и времени выборка коллекции Ханихары) также входят пять кранотипов-джокеров из балкано-понтийского антротипа/кластера: древне-венгерский, древне-италийский, галло-романо-франкский, недавних донских казаков и итальянцев. Все эти популяции, кроме галло-романо-франков, завязаны на ареал готов, тогда как франки (Германии, бельгии и Франции) кранотипически – это количественные пра-готы, как и большинство германских племён начала новой эры – 7/8 вв. н.э. (правда, по коротким кранотипам).

Все эти 7-мь кранотипов характеризуются повышенным сходством с лаппским кранотипом (как и пра-готский) – от 71% у древних венгров до количественного максимума 81% у украинцев. Эта украинская выборка могла бы образовать с лаппами кластер полноценного лаппского антротипа, если бы нашёлся третий участник с количественным сходством с лаппским кранотипом. Однако, лаппский кранотип стоит особняком среди ИЗЕ антротипов и найти третьего количественного лаппоида, кроме украинцев и собственно лаппов, пока сложно.

Ещё одним аутсайдером ИЗЕ антротипа, кроме лаппов, выглядит кранотип каких-то (пока не ясно каких) древних греков (Греция2), который хоть и имеет количественные сближения с половиной участников «балкано-понтийского» антротипа (греки-1,4, киприоты, болгары, древние венгры, пост-славяне Залавара), но не достаточно близок к остальным, особенно к итальянцам (73% общего сходства).

В целом, в Европе к западу от Русской равнины мы наблюдаем кранотипы/антротипы, намного сильнее сближающиеся с обобщенным финно-угорским и лаппским, чем у большинства популяций русских и прибалтов, относящихся к «восточно-европейской» субрасе, включающей ИВЕ, и производные от него СВЕ, БК, ВВД, ПД и прибалтийский антротипы. Более того, сходство кранотипов «западноевропейцев» с обобщенным финноугорским даже выше, чем у части титульных финно-угров в лице мордвы-мокши и коми (перми и зырян), относящихся к волго-камской субрасе.

В этом плане, стремление украинцев убежать от «финно-угорского монголо-кацапского Мордора» и прильнуть к чистому телу Европы есть чистый нонсенс, ибо убегать они собираются именно от маргинальных европеоидов к финно-угроидным европеоидам. Своей сбежавшей, в целом европеоидной пока что, тушкой они ничего там не изменят к лучшему, т.к. массы различаются на порядок.

Продолжение следует
Tags: антропология, кранотипия по стабильным маркерам, расы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments